the dreams in which I'm dying are the best I've ever had.
x x x
нечтовроде приветственный псто.
instagram. | tumblr. | the whaler. | vk. | facebook. | twitter.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:25 

laughs but is really sad inside.
Надо бы научиться говорить «вялл, все пошло по пизде» на шведском и послать всех нахуй.

Переехал к Тане, сплю на полу, потому что Таня забыла предупредить, что у нее нет второй кровати, а я как-то, не предупрежденный, и не собирался вписывать эту статью в бюджет. Хоть под батареей греюсь, че там. Отсюда вопрос: не знаете ли вы часом, где можно дешево заказать кровать (желательно в комплекте с ламелями и матрасом, ибо я заебусь все по отдельности искать, желательно 80х180см и до 100$)?

@темы: город открытой пасти, саймон говорит

16:40 

laughs but is really sad inside.
Как люди борятся с тоской? Маленький человечек внутри меня, который иногда вырывается на свободу и пишет статьи для Т., говорит собрать себя в руки, проигнорировав всех остальных внутренних ребят, которые считают, что я ничего не смогу, и начать делать хоть что-то новое, потому что из-за рутины я покрываюсь тоской и эта тоска как конденсат, оседает.
Как люди борятся с тревожностью? Нужно так много всего сделать, разобраться с вещами, из-за которых я могу оказаться на улице и просрать пару зачетов без права пересдачи, но что-то маленькое, и все же имеющее надо мной огромную власть, внутри меня дрожит от страха при одной мысли, что нужно говорить с людьми и пытаться выглядеть нормальным, и никому не рассказывать, что я иногда хочу плакать, потому что на улице меня толкнули плечом и не извинились, а на следующий день, наоборот, мечтаю стать маленьким-маленьким, чтобы меня вобще никто не видел, не трогал, не доставал.
И в перерывах между этими огромными эмоциональными ямами, в которые я падаю без какого-либо снаряжения, могущего помочь мне выбраться обратно, еще надо как-то учиться, жить и не давать семье узнать, что ты не тот умный ребенок, которым тебя все считают, и переезд в другой город отразился на тебе в гораздо большей и худшей степени, чем всем и, в первую очередь, тебе хотелось бы считать.

@темы: без заглавных букв, город открытой пасти, учиться учиться и ещё раз ещё раз, после прочтения сжечь, саймон говорит

20:24 

laughs but is really sad inside.
опять еду автостопом куда-то. та сила, которой вечно нет покоя, м-да.

@темы: в чемоданчик одежду сложив и в запасе имея лишь песню

19:36 

laughs but is really sad inside.
короче, взял курс шведского в универе, и теперь иногда линяю на всякие ивенты всяких людей шведской национальности вместо других пар. хитрая схема тм, и вместо домашки кое-где приходится просто читать чьи-то статьи, и это как-то одновременно ну просто мега всрато, а с другой стороны - круто и даже весьма забавно. (но конкретна розенберг мене трошечки заїбав).

@темы: учиться, учиться и ещё раз ещё раз, саймон говорит

19:33 

Göran Rosenberg; немного инсайда для себя.

laughs but is really sad inside.
The distinctive Swedish blend of hard-to-penetrate cultural codes and claims to a universal culture of reason and rationality was perhaps most clearly manifest in the role of religion in Sweden. Up to the post-war period, Sweden could reasonably be described as a monolithic state-church society with a distinct and visible Lutheran cultural identity. Linked to the ideal of a People's Home was the Lutheran ideal of a People's Church, folkkyrka, originating in Germany in the 1880s and particularly cherished by Christian Social Democrats. The Church of Sweden thus came to be identified with the state and the state identified with the church and protected its interests; the church relinquished its moral and spiritual independence from the state while the state provided it with a de jure monopoly on religious affairs. Prior to 1860, the only organized Christian denomination allowed was the Lutheran. Thereafter you could leave the Church of Sweden only if you joined another Christian denomination approved by the state. Full freedom of religion was not instituted in Sweden until 1951, and the formal separation of church and state in Sweden took place only in 2000.

All this made for a culturally entrenched state religion indivisibly intertwined with the national and social ambitions of modern Sweden. The Church of Sweden not only refrained from challenging the mainly secular foundations of this enterprise but largely served to support and legitimise them. The Church became progressively secularised, if you will, imbued with the emerging tenets of reason and rationality, owing its power less to its spiritual authority than to its role as the official custodian of semi-religious national traditions and specific matters of state (such as population registration). When this increasingly anachronistic position was publicly challenged in the late 1940s it triggered a fierce public debate that lasted several years and in which the church more or less conceded the high ground to its secular critics, or rather, claimed the critics' ground for itself. The church had no argument with secularism, it was said. The reason was not alien to religion but part and parcel of it. The dogmas of the church were no longer seen as incompatible with secular principles. In fact, the debate did not so much pit the tenets of reason against the tenets of faith, as it revealed the tacit cultural bonds between church and state in Swedish society. Religion in Sweden thus became the great invisible in the narrative construction of Swedishness, adding yet another component to its peculiar fusion of tradition and modernity, religion and reason, cultural exclusion and political inclusion. Although the Christian roots of modern Sweden are rarely acknowledged there is no doubt that the self-professed secular nature of modern Swedishness is deeply steeped in a Lutheran tradition of national self-sufficiency and moral rectitude. Beneath the claims to universal tolerance and cultural openness, Sweden remains a society with a historically short experience of cultural and religious pluralism and therefore remains somewhat uncomfortable in confronting cultural and religious difference. A foreign surname and a foreign accent, not to mention foreign social codes and un-Swedish manners might still make a difference between being employed or not.

At the same time Sweden, perhaps more than any other European country, subscribed to an official policy of openness, acceptance, and tolerance towards new immigrants. Although labour immigration to Sweden formally came to a halt in the late 1970s, it was soon to be replaced by a relatively generous policy for the reception and absorption of asylum seekers and, eventually, of their extended families. This has dramatically changed the demographic make-up of Sweden, where 15 percent of the population, 1.4 million, is now foreign-born (as of 2010). In some urban areas, the share of inhabitants with a foreign background is approaching 90 percent. A fairly large influx of non-European asylum-seekers has thus challenged the official policy of multicultural integration by going hand in hand with a growing socioeconomic divide along cultural and ethnic lines. Unemployment and poverty have hit the foreign-born part of the population significantly harder than the rest of the population. So far the narrative of a rational, pluralistic and tolerant society open to all has prevailed over the narrative of a homogeneous society threatened by immigrants feeding off the welfare state, introducing alien religious beliefs and practices while refusing to adapt to Swedish norms and traditions.

@темы: учиться, учиться и ещё раз ещё раз

21:50 

laughs but is really sad inside.
I hate that I can't apply for International Sessions of EYP. *sad emoji*

13:56 

laughs but is really sad inside.
12:32 

этот стих даже не про котов...

laughs but is really sad inside.
Как люди переживают любовь? Не влюбленность, не краш, а именно любовь. Вчера по зомбоящику крутили хрен-знает-какой-по-счету-сезон Х-фактора, заценил там песню Арлетт, которых откуда-то знаю, а потом решил пересмотреть кастинги и выступления Epolets, ну потому что стало интересно, как украинские телевизионные проекты меняют украинскую музыку, и Паша в одном интервью начал говорить за преимущества одного вида любви, что «страстная, но недолговечная» выигрывает, и меня как-то сломало. Помните, зимой-весной я писал фичок по Юрцам? Так вот, позиция Виктора там обратная моей, я уже почти три года люблю человека на расстоянии. Именно люблю, elsker, liebe, älsker, ну потому что по-другому вообще не представляется возможным. Паша говорит: «... та самая, про которую пишут стихи и песни», а я молча считаю все те стихи медленной и степенной, и ломающей тебя под себя длительной, но такой приятной любви, потому что you say 'Dandelion Wine' is a fake, that basically, all the books for teens should be about the ache they're feeling constantly, with no pauses or coffee-breaks.

Когда-нибудь поэты канут в Лету..., поет Настя на заднем фоне, пока я разговариваю по скайпу. Знаете, я не понимаю людей, которым моменты дают силы. Я ленивый и я не знаю, что с собой делать. Я поступил в университет потому что так получилось, я не знаю, хочу ли я оставаться на второй семестр, не говоря уже о курсе. Я не знаю, что не так с этим городом, но иногда мне физически плохо в нем находиться. Я не знаю, что со мной такое, из-за некоторых ошибок при подаче документов мне сказали, что я нормально смогу перевестись на другую специальность на второй семестр, но я не уверен, хватит ли мне сил дожить до конца этого. Откуда люди берут силы?



@темы: саймон говорит, после прочтения сжечь, лехаим

12:21 

laughs but is really sad inside.
Ненавижу, когда люди куда-то пропадают и их невозможно найти, если они тебе вдруг понадобились. Но по какой-то причине достаточно часто тоже так «пропадаю». Вот бы найти света луч во тьме и удержать его под пальто... Из ближайших новостей: непонятно зачем поступил в университет и переехал во Львов.
В принципе, все.


@темы: лехаим, город открытой пасти

11:57 

laughs but is really sad inside.
19:02 

laughs but is really sad inside.

вялл, оборона пала, я сдался и пошел смотреть Skam.
честно скажу, не знаю, чего я ожидал, постоянно видя упоминания о нем в ленте, с периодически фигурирующими фотографиями Эвена и Исака и подписями вроде "какие милые homofile". Никогда такого не понял, и все еще активно не одобряю, но факт остается фактом - меня настолько достали эти постоянные упоминания, что я сдался и пошел искать эпизоды с сабами. С английскими сабами не нашел (Нетфликс меня избаловал), попробовал посмотреть один эпизод с озвучкой... В общем, давно моя хата не слышала таких ругательств. Потом я вспомнил о существовании русских субтитров и дело пошло лучше (настолько, что я иногда даже забивал на субтитры и половину норвежского текста разбирал на слух, а то, что не разбирал на слух - разбирал на вид).




Короче. Первый сезон я все еще не совсем понимаю, хотя он довольно хорош. Довольно порадовала Эва, на самом деле, и Юнас, хотя от некоторых слов и действий персонажей я уже готов был бежать биться головой об стену. Со вторым сезоном пошло легче, я уже был готов к типажу, я уже расслабился и просто получал удовольствие, и тем неожиданнее оказалось то, как стукнула меня по голове ситуация с Нурой и Вильгельмом (Уильямом). Они такие котята! Нура вообще перманентно мой котик, я только в третьем сезоне не везде ее понимаю, но это уже лирика. Яхве, у меня, наверное, даже слов таких нет, чтобы описать, насколько сильно меня порадовала Нура.




А третий я только заканчиваю и, если честно, совершенно не готов про него писать, потому что, кажется, он меня эмоционально поломал. Молодца, до экзаменов полтора месяца, а ты эмоционально сломался о норвежский сериал. Я не говорю сейчас про остальных персонажей, про то, какя охуительная Сана (действительно охуенная, господи!), как меня умиляет отчаянная решительность Магнуса и улыбка Мади, как меня радует неловкость и полная открытость Вильде... Я сейчас только про Исака и Эвена, потому что, ну блять, ну вот за какие такие грехи. Почему Бог, если он есть, не спустился с небес и не сказал мне остановиться перед третьим сезоном, за что? Вчера написал Ральду и три часа ныл ему в личку то ли про Скам, то ли про отношения с Элли и это именно то, что меня поломало, потому что ну блядь, почему так сложно жыть.

Я хочу автопилот и в словацкий Duty free вместе с Элли, ничего вот этого не хочу.

@темы: синематека, саймон говорит, конфликт отцов и поколений всегда был развит у тюленей, skam

19:33 

laughs but is really sad inside.
спланировали с Доке поездку стопом по Западной Украине.
мммм, я це люблю.

вряд ли, но мало ли, вдруг среди людей, которые меня иногда читают есть люди из Ровно, Львова, Ужгорода или Черновцов? если да, то отпишитесь в умыл, пожалуйста.

@темы: в чемоданчик одежду сложив и в запасе имея лишь песню, конфликт отцов и поколений всегда был развит у тюленей

21:17 

laughs but is really sad inside.

upd2. все ответили, все относительно в порядке. но нервов мне на такие пиздецы не хватит. upd1. все остальные, за кого волновался как за себя, в порядке, не берут трубку и не отвечают нигде только сара и кирилл. ну ебаный блядь в жопу, не хватало мне сейчас еще за этих дебилов переживать, дебилы, возьмите трубку, максимально прошу.

блять, ну это конечно в жопу убито. запуганной толпой легче управлять, понятно все, кроме одного - зачем? имхо, для меня такие акции вообще какие-то д н о, потому что любая жизнь ценна, даже если её носитель - последний долбоеб, сука, ну вот зачем, какой в этом смысл. объективность мышления напрочь отрубается в таких ситуациях.

кирилл не отвечает ни в твиче, ни в контаче, ни в скупе, блядь, кирилл.

запись создана: 03.04.2017 в 17:21

@темы: саймон говорит, добро пожаловать на дно

13:38 

laughs but is really sad inside.
перестать ебать себе мозг


Никто не желает пересечься вечером в субботу, 8го апреля, во Львове?

@темы: конфликт отцов и поколений всегда был развит у тюленей

08:47 

laughs but is really sad inside.

они вернулись! годнота подъехала, комрады.

@темы: эфадина, синематека, копипаста

23:37 

laughs but is really sad inside.

Вчера Андрей принес мне бумажную «Бойню номер пять» под эгидой того, что к экзаменам я все равно не готовлюсь, а так хоть чем-то полезным мозг займу. Не верьте Андрею, на самом деле, я еще как готовлюсь к экзаменам, но просто любовь к Воннегуту и «Бойне...» оказалось сильнее, и я решил, что перерыв мне совсем не помешает, особенно учитывая, что от ВКЛ мне уже чуть ли не физически плохо.

x x x


Все англичане были офицеры. Каждый из них хоть раз пытался бежать из лагеря. И вот они оказались тут - незыблемый островок в мире умирающих русских. Они могли вести какие угодно подкопы. Все равно они выходили на поверхность в участке, огороженном колючей проволокой, где их встречали ослабевшие, голодные русские, не знавшие ни слова по- английски. Ни пищи, ни полезных сведений у них получить было нельзя. Англичане могли сколько угодно придумывать - как бы им спрятаться в какой-нибудь машине или украсть грузовик. Все равно никакие машины на их участок не заезжали. Они сколько угодно могли притворяться больными, все равно их никуда не отправляли. Единственным госпиталем в лагере был барак на шесть коек в самом английском блоке. Англичане были аккуратные, жизнерадостные, очень порядочные и крепкие. Они пели громко и согласно. Все эти годы они пели хором каждый вечер. Кроме того, англичане все эти годы выжимали гири и делали гимнастику. Животы у них были похожи на стиральные доски. Мускулы на ногах и плечах походили на пушечные ядра. Кроме того, они все стали мастерами по шахматам и шашкам, по бриджу, криббеджу, домино, анаграммам, шарадам, пинг-понгу и бильярду. Что же касается запасов еды, то они были самыми богатыми людьми в Европе. Из-за канцелярской ошибки в самом начале войны, когда пленным еще посылали посылки, Красный Крест стал посылать им вместо пятидесяти по пятьсот посылок в месяц. Англичане прятали их так хитро, что теперь, к концу войны, у них скопилось три тонны сахару, тонна кофе, тысяча сто фунтов шоколаду, семьсот фунтов табаку, тысяча семьсот фунтов чаю, две тонны муки, тонна мясных консервов, тысяча сто фунтов масла в консервах, тысяча шестьсот фунтов сыру в консервах, восемьсот фунтов молока в порошке и две тонны апельсинового джема. Все это они держали в темном помещении. Все помещение было обито расплющенными жестянками из-под консервов, чтобы не забрались крысы. Немцы их обожали, считая, что они точно такие, какими должны быть англичане. Воевать с такими людьми было шикарно, разумно и интересно. И немцы предоставили англичанам четыре барака, хотя все они могли поместиться в одном. А в обмен на кофе, или шоколад, или табак немцы давали им краску, и доски, и гвозди, и парусину, чтобы можно было устроиться как следует.






@темы: литературщина, копипаста, in vino veritas

21:38 

laughs but is really sad inside.
я криворукий, кособокий
ни танцевать, ни петь, ни быть
я не могу
но эти строки
хотели жить




They said every admission of failure was a salvation from future breakdowns, but I've been broke for whole eternity and a few years after, and no one has told me that I was too young to be broke, to be down or to be sad, because nobody saw me. Every significant action makes you more visible, like helping local shelter is a code with opacity level, and you are a web designer developing a beautiful page for an advertisement campaign. As if you stole the cloak from poor Harry and he got punished for actions he didn't do. Society taught him how it works very early. It's that simple - be broke or broke someone else. Nobody cared if you were broken before. Nobody cared if your fists were red and bled. Red is a colour of the wine, and wine is a drink of winners, but you'd get only torn grape. Sometimes I scroll down my news feed and see how depressed everyone is over some silly things - wrong smartphone colour, or wrong chocolate flavour. I get up, forced, every morning to make sure I'll get worse at the end of the end. I am the cuts you leave on yourself so you could see that your body has some pigment inside it, it's not pale and monochrome, I am the whisper wrapped rapidly in a sort of prayer, so you could ask God about something without being forced to look in his eyes - surprisingly humanlike. '... And God made the beast of the earth after his kind and every thing that creepeth...' and them he made Adam and Eve, and Eve rebelled because that's what an enraged woman would do if you'll try to lock her up. I am the fist you thrust into the wall in a deliberate attempt to calm yourself; I am the blood running down your wall and living marks on all of the white shirts in your wardrobe as if those shirts were angel wings. But they are not, and you've got a geometry class to be on, so you change syllables and you get 'angle' because being sharp has always saved you from being hurt. I never was neither a product of bad parent care nor half care nor non-care, because I cared about myself, I cared to be dead and long gone. A hug is just an another attempt to hide your face, 'cause, really, 'liar, liar, cheeks on fire.' They said history is written with failures, but I didn't believe them. Because history is written with words, and I've become perfectly good with making them up from nowhere.

Yesterday I felt this strange half pain inside my stomach. It felt almost like someone stabbed me in a belly and then watched, calmly, how I bleed. Like every drop of my blood was a treasure and this someone needed to be sure I won't gave it all up to a stranger. As if my blood meant something. As if I meant something. Time is a suicide-bomber with whom you sit near in a subway. He trusts you with his dynamite, and you betray him because that's all you do - betray those you care about the most. He gave you his gun and asked 'Wouldn't you rather be dead?'. And then his bag, filled with explosives, detonated. You probably would rather be dead, but that's not your decision to make. You are a student loan given to your family, and you have no freedom whatsoever. Bled almost to death, I wore your skin yesterday. Sore skin, swallowed ankles, I wore your skin for the longest time. You had green eyes, so I wanted to beg your forgiveness. You had none. A fake clown's nose flowing red, feeding lies to those he welcomed in his house, learned to laugh and then tricked. I wore your skin yesterday, purple bruises flecked with yellow, filled with purity. I had no skin of mine, so I wore yours for the longest time. The feeling of safeness is measured not by how many police officers are outside your house watching the perimeter, but by the amount of numbers in your phone book you can call late night and ask to come, whatever the reason is. And by the amount of hands you can try to reach for silent support, but you rejected the first one and had no latter. I wanted to scream for you, to ask for one final look on me thrown rapidly in the dark, but I bled in the light of day, and you lived in another time zone. I spurted silently, while butterflies in my stomach hatched. They were spotless, and I was not.



\\\

@музыка: Somewhere Only We Know by Keane

@настроение: Every single one's got a story to tell, everyone knows about it from the Queen of England to the hounds of hell.

@темы: spoken word poetry, добро пожаловать на дно, литературщина, ноа купил себе маяк и остался там жить

23:33 

laughs but is really sad inside.
котичка Джовинацци рассказывает о разнице между F1 и GP2.


«В GP2 достаточно хорошие и быстрые машины, – отметил Джовинацци. – Но атмосфера в паддоке, конечно, совершенно отличается – здесь огромное давление со стороны всех этих журналистов. Однако в Sauber, а также в Ferrari, мне очень помогли снизить прессинг. Отсутствие усилителя руля на машинах GP2 серьезно нагружает мышцы спины и шеи. Я бы также сказал, что автомобили GP2 отличаются от Ф1 в плане деградации резины, и не в лучшую сторону. Поэтому поначалу я пилотировал аккуратно, ведь в GP2 на шинах SuperSoft можно проехать всего 7-8 кругов, а затем приходится ехать в боксы. Это совсем разные серии. Если честно, я доволен своим выступлением, ведь я проводил всего второй день [по ходу Гран При] за рулем. Вчера у меня была хорошая квалификация, сегодня – хорошая гонка. На первом отрезке я допустил небольшую ошибку, поставив проплешину на колесо, и это немного подпортило первую половину гонки. Но после пит-стопа мой темп был достаточно хорошим. Для меня было важно финишировать – и мы добились этого, закончив заезд на 12-й позиции. Я доволен и хочу поблагодарить Ferrari и Sauber за эту возможность – я действительно получил массу удовольствия в эти два дня». Джовинацци также поздравил с победой команду Ferrari, резервным пилотом которой он является: «Здорово, что они вернулись на первое место. В Формуле 1 снова выступил итальянский гонщик, а Ferrari снова на вершине – думаю, итальянские болельщики не могли желать большего». Ожидается, что на следующем этапе в Китае за руль второй машины Sauber вернется Паскаль Верляйн. за что, Герасим?

@темы: эфадина, саймон говорит, пиксель, копипаста

01:47 

laughs but is really sad inside.
когда пытаешься понять, когда же именно будет начало гонки.
ххх
...



@музыка: The Voyage Of Beliefs by FM Static

@темы: эфадина, саймон говорит, пиксель, копипаста

00:32 

laughs but is really sad inside.
Вот что новенького (и весьма годного) подогнали «Тени Свободы» на пару со Спириным.

@темы: человеческий панк, синематека, сидирум, саймон говорит, добро пожаловать на дно

a place to stay.

главная