• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
02:41 

laughs but is really sad inside.
У меня нет имени.
Наличие имени подразумевает наличие его расшифровки. К примеру, «Александр» означает «защитник». Мое имя не расшифровывается никак. Иначе оно бы обязательно означало какую-то добродетель, которой я совершенно точно не обладаю. У меня не должно быть имени. Наличие имени подразумевает, что у тебя есть люди, которые будут называть тебя по имени. Которые будут тебе писать и звонить, которым будет важно, где ты и что с тобой. Наличие имени подразумевает, что у тебя есть причина не быть безликим в толпе, не быть тенью на тротуаре, что у тебя есть причина быть идентифицированным как личность. Наличие имени подразумевает, что ты будешь ему соответствовать. Наличие имени подразумевает, что у тебя будет человек, который, собственно говоря, и даст тебе это имя. У меня имени нет, и быть не должно.


@темы: саймон говорит, добро пожаловать на дно, без заглавных букв

18:57 

laughs but is really sad inside.
15:09 

laughs but is really sad inside.
В кои-то веки решил зайти на аск. Зашел. Увидел вопрос еще годичной давности. Спасибо тому, кто его задал, кстати. "За что ты благодарен Федерико?". О, я благодарен Федерико за очень и очень многое: начиная с моей весьма увлекательной околотеатральной жизни, когда мы ставили спектакль про детство, юношество и по списку Федерико. За то, что он такой был, что писал свои чудесные стихи и пьесы, что давал чудесные интервью, которыми я восторгаюсь, в частности, за то, что слова, употребленные в них, и сейчас актуальны. Я благодарен Федерико за знакомство с Испанией начала 20 века, за Антонио Мачадо, Рамона Хименеса, Фернандо де Лос Риоса, Мигеля Эрнандеса и многих-многих других. Я благодарен Федерико за все, ведь, не будь его стихов\пьес\слов\прочего рядом со мной в определенный момент моей жизни, я бы мог стать кем-то совершенно иным. Не то, чтобы настоящий я особо себе нравился, но все же.

ПАНОРАМА ТОЛПЫ, КОТОРУЮ РВЕТ.
(Сумерки на Кони-Айленд)

Впереди шла жирная женщина,
на ходу вырывая корни и топча размокшие
бубны,
шла - и толстые губы
выворачивали наизнанку издохших медуз.
Жирная ведьма, врагиня луны,
шла по вымершим этажам
и кидалась в углы,
чтобы выплюнуть маленький череп голубки,
и клубила угар над банкетами гиблых времен,
и звала к себе сдобного беса
с небесных задворков,
и цедила тоску фонарей в центрифугу метро.
Это трупы, я знаю, трупы
и останки слезящихся кухонь, в песок зарытых,
мертвецы, и фазаны, и яблоки канувших лет -
они-то и хлынули горлом.

Уже замаячили гулкие джунгли рвоты,
пустотелые женщины с тающим воском детей
у закисших деревьев, среди суматошной
прислуги
и соленых тарелок под арфой слюны.
Не поможет, малыш. Извергайся.
Ничто не поможет,
ибо это не рвота гусара на груди проститутки,
не отрыжка кота, невзначай проглотившего
жабу.
Нет. Это трупы скребут земляными руками
кремневую дверь, за которой гниют десерты.

Жирная женщина шла впереди,
и шли с нею люди пивных, кораблей и бульваров.
Тошнота деликатно тряхнула свой бубен
над девичьей стайкой, молившей луну о защите.
О, боже, как тошно!
Зрачки у меня не мои,
взгляд раздет догола алкоголем
и дрожит на ветру, провожая невидимый флот
с анемоновой пристани.
Я защищаюсь зрачками,
налитыми черной водою, куда не заглянет заря, -
я, безрукий поэт, погребенный
под толпою, которую рвет,
я, молящий о верном коне,
чтоб содрать этот липкий лишайник.

Но жирная женщина все еще шла впереди,
и люди искали аптеки
с настоем тропической горечи.
Лишь тогда, когда подняли флаг и забегали
первые псы,
город хлынул к портовой ограде.

@темы: федерико, без заглавных букв

16:20 

laughs but is really sad inside.
даже не знаю, чего хочу больше: перестать писать или начать писать что-то лучше.

@темы: без заглавных букв

21:54 

laughs but is really sad inside.
все еще не уверен, есть ли в этом мире что-то более прекрасное, чем 'how to ruin everything'.


@темы: сидирум

09:43 

laughs but is really sad inside.
- Как Вы считаете, наше время благоприятно для художественного творчества?
- Время сейчас смутное, но, думаю, рассвет все же настанет. Все мы чувствуем, что в мире идет борьба; нужно развязать узел, а он тугой и не поддается. Отсюда и захлестнувшая все волна социальности. Обстоятельства таковы, что искусство отодвигается в лучшем случае на второй план и мало кого занимает. Вспомним, как было во Франции с живописью. После войны в Париже собралась целая плеяда первоклассных художников из разных стран. Другой такой эпохи не было в живописи. Даже итальянское Возрождение не может с ней сравниться. Особо выделялись испанцы во главе с Пикассо. Картины покупали; звание художника было социально престижным. И куда все делось... Знаменитые художники разъехались кто куда, вернулись на родину; остальные умирали с голоду, кончали самоубийством. А что до призвания, то все зависит от человека, который призван. И то, что живем мы в смутное время, - вовсе не препятствие, чтобы думать и чувствовать согласно благородным гуманистическим идеалам. А создавать, как теперь говорят, "чистые" произведения, не связанные с тем, что тревожит современников... Оранжерейные сорта художников обречены - они гибнут от недостатка тепла и внимания. Им нужно тепло, тепличное обращение. Что бы там ни говорили, театр сейчас не в упадке. Все дело в нелепейшей организации театрального дела - она действительно в полном упадке. Недопустимо такое положение вещей. Разве не стыдно, что какой-нибудь миллионер, только потому что он миллионер, указывает театру, что ставить и как ставить? Это тирания, а всякая тирания ведет к краху. "Я мало знаю, почти ничего" - вспомнилась мне строчка Пабло Неруды. Но на этой земле я всегда буду с теми, у кого ничего нет. С теми, кто лишен всего, кого лишили даже покоя нищеты. Мы - я имею в виду интеллигенцию, людей, получивших образование и не знавших нужды, - призваны принести жертвы. Так принесем же их. В мире борются уже не человеческие, а вселенские силы. И вот передо мной на весах итог борьбы: здесь - моя боль и моя жертва, там - справедливость для всех, пусть сопряженная с тяготами перехода к неведомому, едва угаданному будущему, и я опускаю свой кулак на ту чашу, чашу справедливости.

© Федерико Гарсиа Лорка.
15 декабря 1934 года.

@темы: федерико, копипаста

23:43 

laughs but is really sad inside.
Фрэнк Оушен представил альбом «Channel Orange» в 2012 году. Вдохновляющий гимп завязнувшему в грехопадении Лос-Анджелесу. Приятный альбом о не самых приятных людях.
Пластинка состоит из 12 песен и 5 интерлюдий, которые связывают ход повествования, а иногда и обращают внимание на довольно важные темы. Каждая по-своему необыкновенна и предлагает исключительный сеттинг и настроение. «Pyramids». О потере нравственности и самоотождествлении мужчин и женщин. Композиция делится на три части: смерть Клеопатры; история стриптизёрши Клео, работающей в клубе «Пирамида»; инструментальный эпилог в исполнении Джона Мейера. «Bad Religion» – эмоциональный апогей пластинки, где автор осознаёт, что он не похож на других и изо всех сил старается понять и найти себя. Садится в такси и изливает душу водителю, пытаясь сбежать от собственных демонов. Непонимание между рассказчиком и окружающим миром здесь искусно подчёркнуто языковым барьером: в ответ на исповедь Фрэнк слышит лишь «Allahu akbar». «Pink Matter» – диалог с духовным наставником, сэнсэем, о противостоянии духа и плоти, о мужском и женском начале.Роль «Channel Orange» в карьере певца переоценить невозможно. После выхода настолько взрослой и сильной пластинки, Фрэнка Оушена больше не будут помнить, как «того из Odd Future» или «О, это ведь он поёт с Тайлером в «She». Теперь он «тот самый Фрэнк, записавший один из сильнейших альбомов 2012 года».

@темы: копипаста, сидирум

23:23 

laughs but is really sad inside.
Я погружаюсь в самые мрачные бары Мадрида. Местный бомонд учит меня испанскому. Здесь всем уже за семьдесят, но нет ни одного старика. У них всех под брюками носки натянуты до самых колен, они носят подтяжки и кружевные манишки. Мужчины выходят на вечерний променад только в костюмах-тройках. У них роскошные брежневские брови. Их волосы все так же черны, не смотря на старость, зачесаны назад и уложены гелем. Они все держатся с достоинством, опираются на трость с прямой спиной, глядят свысока. Об их гордые подбородки можно крошить гранит, у них у всех взгляд победителей. Они обращаются друг к другу не иначе как Дон. Меня ласково называют Margarita – жемчужина. Кто-то всегда играет в карты. Страсти бушуют нешуточные. Проигравший вскидывается, опрокидывая стул, брызжет слюной, пучит глаза. Победитель издает торжественный клич, как матадор, проткнувший шпагой быка. Бывает так, что кто-то начинает хлопать в ладоши и выстукивать ногой ритм. Рядом сразу же хрипло затягивают протяжную песню. Кажется, что вот-вот кто-то начнет танцевать фламенко. Здесь все пьют café con leche за евро тридцать. Ноги липнут к полу, постоянно слышно как машина смалывает кофейные зерна. Когда берутся за чашку – демонстративно оттопыривают мизинец в сторону, мол, у нас свои правила и своя иерархия. Всей стаей выходят после на крыльцо покурить. Курят молча, смотрят на дым, каждый думает о своем. За недолгих два дня меня полностью преображает знакомство со старцами Латинского квартала. Они воплощают собой мужественность даже перешагнув восьмой десяток лет. Рядом с ними я заучиваю на память 46 новых слов. И ни единого ругательства. Рядом с ними я становлюсь тонкой и сверкающей. Мне кажется мы все с ними уже влюблены друг в друга, но молчим об этом как заговорщики. И не потому что не хватает слов, а потому что таково испанское благородство.

@темы: в чемоданчик одежду сложив и в запасе имея лишь песню, копипаста, in vino veritas

22:08 

laughs but is really sad inside.
я начинаю любить плацкартные вагоны еще больше, когда есть гитара и приятная компания, с которой можно горланить песни чуть ли не всю ночь. когда михаил брынчит на гитаре, а алиса и сергей творят не-пойми-что, вроде как и подпевая, но неся откровенную чушь. играли все. буквально все: от чайфа и наива до туристско-бардовских песен. минутка-приступа-любви-к-людям, когда даже самому себе не кажешься отвратительным, а чего-то стоящим и умеющим кой-чего, а жизнь больше не лопата с дерьмом, а так - маленькая лопаточка.
да, люблю глупые сравнения.
походу, горы действительно делают мою жизнь круче.
крутые горы, крутые поезда, крутые люди etc.

@темы: в чемоданчик одежду сложив и в запасе имея лишь песню

22:53 

laughs but is really sad inside.

а еще до меня дошло, что на днях будет уже пять лет как нет формульных обзорчиков бспп.

 


@темы: эфадина

10:28 

laughs but is really sad inside.
киев - город удушливый и безразличный, в чем я удостоверился еще один раз.
красивый, спору нет, но какой-то искусственный.
крик души.

зато я был в арт-центре пенчука и там очочочочоч круто, просто слов нет.
не будь я таким жлобом, я бы купил себе календарик с ван-гогом. эх.
девушка, которая часа в четыре таки встретилась со мной, вместо того, чтобы мне показать все достоинства города, в котором, по ее словам, живут уже три поколения ее семьи, блукала по подворотням вместе со мной.
нет, это круто, но я ожидал чего-то другого.

короче, впечатления остались двоякие, но я рад, что поехал.
хоть собрание пропустил, че там, на законных основаниях.

21:35 

laughs but is really sad inside.
19:49 

laughs but is really sad inside.

Федерико сравнивали с ребенком, а можно – и с ангелом, с водой («сердце мое – капля чистой воды», как написал он в письме), со скалою; но случались минуты – и они потрясали, – когда он был буйным, гулким и сказочным, как дикий лес. Каждый узнавал в нем свое. А для нас, тех, кто близко знал его и любил, Федерико оставался собой – единственным на свете, тем же самым и всякий раз иным – изменчивым, как сама Природа. Утром его смех был свежим и переливчатым, точно ручей, в который хочется окунуть лицо. Днем он казался зеленым лугом, жаркой пустошью, шелестом серых олив над охристой землею – и менялся, как меняется на свету испанская даль. Глаза его сияли или гасли, смотря по тому, что было у него на душе, а может, и от того, кто оказывался перед ним в ту минуту. Случалось мне видеть Федерико и ночами, когда он поднимался вдруг к тем таинственным сомнамбулическим перилам, когда луна светила ему одному и серебрила его лицо, когда ветер вздымал к небу его руки, а ноги его корнями врастали в глуби – в глубь времен, в глубь нашей земли, отыскивая в безднах зерна мудрости, которая опаляла его лоб, жгла ему губы, горела в его зачарованных глазах. Нет, тогда он не походил на ребенка. То было не детство, а старость, да, старость, и более того – древность, миф, сказка. И, не сочтите сравнение неуместным, только старик кантаор или старая цыганка-плясунья, застывшая каменным изваянием, могли бы встать с ним рядом. Только андалусские скалы в ночном сумраке, вросшие в эту землю еще с незапамятных времен, могли бы назвать его братом.
+++

@темы: копипаста, литературщина, федерико

12:26 

laughs but is really sad inside.
12.12.2014 в 23:19
Пишет энтони лашден:




Может, это и есть новый дух времени, пахнущий мамиными вещами из 90-ых и средством от моли.


Пять из пяти разговоров, которые я завожу в течение недели, так или иначе, сходят с рельс специфического юмора и с визгом падают в щебень историй о том, как мои друзья, друзья моих друзей, я сам переживаем чувство одиночества.

«Как твои дела?»
«Сегодня, между тремя и пятью часами дня я лежал на диване и не мог подняться. Осознание нашей ничтожности во Вселенной и моей личной оторванности от происходящего выдавило из меня последнюю волю быть порядочным человеком».
«Ясно, понятно. Ну а как там на учебе?»

Мне кажется, существует большая вероятность того, что чувство изолированности обусловлено тем, сколько времени ты проводишь в интернете (и я готов быть побит камнями за эту банальщину). Ты читаешь больше. Ты узнаешь больше. Ты смотришь на большее количество фотографий. Ты слушаешь больше музыки. Ты поглощаешь больше и больше, пока в тебе не остается места для тебя самого.
Чем больше у тебя информации о мире вокруг, тем требовательнее ты становишься к тому, что окружает персонально тебя. Поскольку теперь твоя личность – это исключительно твои интересы и ничего больше, тебе приходится уделять внимание тому, чем ты интересуешься. Больше ты не готов общаться с людьми, которые шутят сексисткие шутки. Или с людьми, которые, находясь на грозовом перевале 25 лет, все еще питают литературные амбиции. Или с людьми, которые ищут духовного просветления через майки с изображением Будды.
Ты не готов общаться с людьми. Любыми людьми.

Чем легче ты ориентируешься в информации, тем сложнее тебе даются контакты с посторонними. Все вокруг кажется чужим, и ты кажешься себе бесконечно далеким от того человека, которого ты представлял на этом месте в детстве. Так ли должна была выглядеть твоя прическа? Такой ли должна была быть твоя манера речи? А лицо? Твои ли это тело вообще?
Ты хочешь вернуться; вернуться в свои шестнадцать, в свои одиннадцать, вернуться в детский лагерь, где ты был счастлив и отсутствие сна ночью воспринималось как приключение. Ты хочешь вернуться в экстатическое переживание первой влюбленности, в переживание первого горя (чувства, которое приелось за все эти годы). Вернуться в состояние бессмысленно бормочущего ребенка, вползти обратно внутрь матки и замереть, надеясь, что теперь тебя оставят в покое.

Во всем этом заметно влияние гена Одиссея: ты раз за разом возвращаешься в место, которое раньше было твоим домом, к людям, которые раньше были тебе близки, но никто из них не в силах опознать тебя . И ты нелепо оглядываешься по сторонам, ищешь подсказки, что делать. Но теперь – ни «Бога из машины», ни указующего перста, ни наставлений родителей.
Ни-че-го.
Каждый сам по себе.


URL записи

@темы: in vino veritas, копипаста

12:24 

laughs but is really sad inside.
нет повести прекраснее на свете, чем повесть о человеке, который выспался.
киноночь удалась, а в кармане курточки лежит билетик на эполетс, которые будут в хабе в пятницу 19-го.
пегг и фрост прекрасны, очаровательны и, как сказала базарова, "..стоят того, чтобы выбраться из своей уютной норки и оказаться среди более, чем дюжины людей...". честно говоря, после ани морозовой в теслакэмпе я пока не ходил ни на какие лекцио-рассказы-митинги с путешественниками-стоперами, но уже отложил сорок грн в отдельный карман куртки. маменька, спасайте.

мой маленький мирок прекрасен, но ровно до тех пор, пока не вспоминаешь о том, что может поджидать тебя вне.

@темы: in vino veritas, без заглавных букв

19:13 

laughs but is really sad inside.
У современного человека нет времени на то, чтобы вникать и разбираться — это касается даже тех областей, которые его действительно интересуют, а порой и того дела, которым он зарабатывает себе на хлеб. Во всяком случае, ему внушили подобную мысль, и сегодня многие уверены в том, что поверхностная оценка — это святое право каждого. В такие времена музыканты, вроде Курта Вайля, вообще не должны появляться. Но он, к счастью, появился, и в апреле 2013 года выпустил свой пятый и лучший альбом «Wakin On A Pretty Daze».
Если сократить рассказ о Вайле до сухих фактов, то он вряд ли впечатлит упомянутого выше современного человека и уж, тем более, не побудит его к прослушиванию новой пластинки. Возраст — 33 года. Живет с женой и двумя детьми в небольшом доме в Филадельфии. Играет неторопливый полуакустический рок с легким креном в фолк. Прячет лицо за длинными патлами на манер оголтелого металлиста. Его песню использовал в своей рекламе «Bank of America».
Его музыка, как и его образ, не стремится поразить слушателя. Она просто есть, как знакомая дорога домой, как чай в любимой кружке или солнечное весеннее утро. В подобных вещах есть особая красота, которую мы зачастую не замечаем или принимаем как должное. Эта красота есть и в многослойных гитарных переборах Вайля, положенных на ровную ритм-секцию. Просто для того, чтобы ее услышать и почувствовать, нужно уделить альбому немного времени и внимания. Критик и журналист Марк Ричардсон отмечал, что лучшей музыки для ночного интернет-серфинга в одиночестве, чем альбомы Нила Янга «On the Beach» и «Tonight’s the Night», не сыскать. «Wakin On A Pretty Daze» может продолжить этот ряд, тем более, что влияние Янга отчетливо слышно в интонациях и гармониях Вайля.
Вообще, для того, чтобы услышать всю прелесть этой музыки, следует остаться с ней наедине — так беседа с лучшим другом получается наиболее интересной, если ведется тет-а-тет. Ведь за подобным разговором час — именно столько длится пластинка — пролетает за минуту, а одну и ту же тему — в данном случае музыкальную — можно обсуждать вечно. Вайль, в общем, даже не поет, а именно говорит — просто делится своими наблюдениями, а, точнее, треплется ни о чем. А увлекательные разговоры ни о чем, как известно, можно вести только с лучшим другом.

У современного человека не так много времени. Он вечно в делах и заботах, ему некогда и ни до чего. Но это лишь иллюзия. «Я смотрю, как все торопятся, хотя никто никуда не идет». На самом деле жизнь современного человека довольна размеренна и однообразна, как и песни Курта Вайля, где каждый неожиданный мелодический ход или нота — это событие, как, например, теплый взгляд человека на улице, который показался вам симпатичным. Главное — не упустить этот момент, потому что каждый из них может стать началом воплощения вашей мечты. А для этого нужно так не много — всего лишь быть чуть внимательней.

@темы: сидирум

21:39 

laughs but is really sad inside.
львов как всегда прекрасен, а я как всегда дурак: спустил кучу денег на книги\еду\входные билеты. а еще пошарился по старым тайничкам и, оказывается, у меня есть клевенькие открыточки. если кто хочет письмецо с поздравлениями на нг и хануку от меня, то кидайте адреса в умыл и чекинтесь в комментах. но не факт, шо эти самые письма состоятся, ибо я ленивый, я пытаюсь готовиться к экзаменам, в одессе снег, слякоть и холод, из-за которого мне хочется зарыться носом в теплое пуховое одеяло, напялить на уши теплые носки и остаться там жить.
запись создана: 30.11.2014 в 10:58

@темы: без заглавных букв

20:09 

laughs but is really sad inside.
III. Пока весь сознательный мир старался оправится после Второй мировой, эти ребята старались оправится от очередного джанкового прихода. В их жизни не было цели, жизнь и была их целью. Завсегдатаи "номера девять по Жил-ле-Кер" умели жить так, как никто не умел; не умели писать так, как никто не умел. Произведения, написанные ради богемной революции в обществе, породили революцию в умах читателей. Они дали понять, что литература никогда не стоит на месте, в ней всегда есть неизведанные поля. Иногда, чтобы найти еще кусочек нового, приходится опуститься на самое дно или, обкурившись гашишем, пойти в Лувр, но на то она и жизнь, чтобы постигнуть все её закоулки и потайные комнаты. Квинтэссенция "разбитого поколения" находится в трех произведениях: "На дороге", "Голый завтрак" и "Вопль". Этот самый гинзебрговский вопль - своеобразный манифест, гимн, ода битничеству. Вы можете не увидеть смысла во всех этих бесконечных иглах и пенисах, но если вам удастся, то добро пожаловать в клуб. В их прозе нет ничего красивого; в их поэзии нет ничего высокого; в их умах нет ничего святого; в их жизни нет цели. Жизнь и есть их цель.



@темы: сидирум, копипаста

20:46 

laughs but is really sad inside.
С вами снова я, мое больное горло и голос, чем-то похожий на Иисуса пьяного сапожника. Выходные стремительно промелькнули, осталось всего пару часов до наступления понедельника, спрячьте меня под одеялом и не выпускайте. Гонка вышла какая-то откровенно нудная, только посмеялся немного над Бурнотусом. Льюис молоток, Нико - молоток еще больший. Меня преследует ощущение, что следующий сезон будет совершенно другим, очень сильно изменится, вряд ли в лучшую сторону. Мое подсознание отказывается представлять Себастьяна в красном, уверен, что, даже наблюдая за ним в Ферре, я все равно буду видеть темно-синий комбинезон. Легенда-легендой, но Феррари уже не торт, ничего не поделать. Себастьян уходит в Ферру, что вызывает некую цепную реакцию: Даня Квят приходит в РБ на его место, Алонсо уходит с будущего места Феттеля и переходит вроде как в Макларен, откуда должен уйти один из действующих гонщиков. Или может даже оба. Не факт, что останется Вернь, приходит Ферстаппен... Все очень сложно. Себастьяну огромное спасибо, он проделал действительно потрясающую работу, у него четыре титула и исполненная мечта - он наконец в Феррари. Не просто в Феррари, он там с Кими и это, можно сказать, пока единственный плюс, лучик солнца, который я вижу в гоночном сезоне 2015. До гонки в Мельбурне, между прочим, всего 100 дней. Если пиздец в моей жизни продолжит расти, то впору будет купить календарик, оббить стены коридора какой-нибудь мягкой тканью и целыми днями только и втыкать в календарь, отмечая на нем прошедшие и оставшиеся дни. МАНовская работа сговорилась с моим ноутбуком и послала меня куда подальше. На прошлой неделе у меня пропал ноут, на котором была почти готовая работа. Теперь у меня есть нетбук с линуксом убунтой, на котором работы нет. пытался ее как-то восстановить, но ноут был очень сильно против, спустя пару его скандальных резетов, я попробовал еще один раз и теперь уже шаблон работы отказался скачиваться. А без шаблона, как понимаете, ничего не выйдет. Плюс, в пятницу мать купила билеты во Львов и оказалось, что из Одессы мы уезжаем не в четверг, двадцать седьмого числа, а в среду, днем ранее. На четверг запланирован практический тур МАН, на этот понедельник, который завтра, - теоритический. А у меня мало того, что знаний - минимально возможное количество, полнейшие разочаровашки на фоне капризов ноутбука и дикая разбитось из-за недомогания, так еще и билет на поезд на среду, то есть я не попадаю на практический тур физически, черт уже с этой работой. Придется завтра идти к Л.А. с повинной. Если после этого от меня не будет вестей, знайте, я вас любил.

Во вторник я стану еще на год старее. Странно, взросление действительно воспринимается мной как старение. Дважды. Трижды зачеркнуто. Когда Элли вчера мне написал, оказалось, что он, возможно будет во Львове в пятницу. Если это правда, то я, в некотором роде, счастлив. Львоские штрудели и лучший друг. Что может быть лучше? Риторический вопрос. HTGAWM просмотрен, новый вордовский файл для марания воображаемой бумаги создан. То же, впрочем, касается и True Detective.
Смартфон я вроде как выбрал, плед из шкафа достал. Ноги все равно дико мерзнут, но теперь хотя бы есть повод постоянно заливать в себя чай. Проходи, ноябрь, располагайся. Перефразируя Макса Фрая, я хочу пива и на ручки. Но можно просто на ручки. Согрейте меня кто-нибудь, напоите горячим чаем и приласкайте, прошу. Надоело чувстовать себя брошенным под дождем котенком.
просто посмотрите на этих лапочек.

@темы: эфадина, синематека, без заглавных букв

22:48 

we are this planet's kidney stones.

laughs but is really sad inside.
все становится очень плохо.
мне остаются лишь свитера с пингвинами и посты в музыкальных пабликах.
.

I. Уникальнейшее явление в музыкальном мире или просто Arcade Fire.
Несмотря на все награды и первые строчки в чартах, ни один из альбомов коллектива нельзя назвать апогеем их творчества. Каждая пластинка имеет свое неповторимое содержание. «Funeral» - смерть, «Neon Bible» — Бог, «The Suburbs» — прошлое, а «Reflektor» — это все демоны, страхи и суеверия человечества вместе взятые. Двухдисковое творение под названием «Reflektor» представляет собой ассорти из диско, психоделичного арт-рока, даба, нойза, глэма, мелодичного синти-попа и гаитянских мотивов. Вся эта легкая «кислотность» и танцевальность навеяна работой с Джеймсом Мерфи (LCD Soundsystem). А карнавальность и безумные ритмы туром по Гаити, родине Реджин Шассан. Пластинка охватывает максимальное количество музыкальных стилей, подстраивается под любое состояние и настроение и повествует о прошлом и настоящем одновременно. История Жанны Д’Арк, франко-бразильская кинолента Марселя Камю «Черный Орфей», размышления датского философа Сёрена Кьеркегора «Два века, миф об Орфее и Эвридике (обложка) – лишь малая часть всего того, что повлияло на создание альбома.



II. Дебют норвежских Королей Удобства, название которого задает традицию давать пластинкам антитезные имена.
Этот - "Quiet Is The New Loud". Далее будут "Riot On An Empty Street" и "Declaration Of Dependence". Мягкость звучания данного коллектива поражает своей... м-м-мягкостью! Приятные, незамысловатые, теплые и ламповые аккорды двух акустических гитар легко ложатся на ухо, равно как и утешающий, расслабляющий вокал парней. А лирика, а лирика! Эмоции, так точно переданные словами, не могут не находить отклика даже в самых окаменелых сердцах. Не знаю, почему, но, рефлексируя под норвежский аккомпанемент, мне одновременно с этим хочется качать головой вправо-влево, как маленький ребенок, из-за этих по-своему гипнотизирующих ритмов, которыми славится вся Скандинавия. Также, по абсолютно не понятной мне причине, этот альбом ассоциируется у меня с холодной палитрой синего и белого. Вызывать такую красочную эмоциональную реакцию могут лишь песни, в которые автор вложил всю свою грустящую, меланхоличную душу. Спасибо, Норвегия, за такой инди-дуэт!



III. Пока весь сознательный мир старался оправится после Второй мировой, эти ребята старались оправится от очередного джанкового прихода. В их жизни не было цели, жизнь и была их целью. Завсегдатаи "номера девять по Жил-ле-Кер" умели жить так, как никто не умел; не умели писать так, как никто не умел. Произведения, написанные ради богемной революции в обществе, породили революцию в умах читателей. Они дали понять, что литература никогда не стоит на месте, в ней всегда есть неизведанные поля. Иногда, чтобы найти еще кусочек нового, приходится опуститься на самое дно или, обкурившись гашишем, пойти в Лувр, но на то она и жизнь, чтобы постигнуть все её закоулки и потайные комнаты. Квинтэссенция "разбитого поколения" находится в трех произведениях: "На дороге", "Голый завтрак" и "Вопль". Этот самый гинзебрговский вопль - своеобразный манифест, гимн, ода битничеству. Вы можете не увидеть смысла во всех этих бесконечных иглах и пенисах, но если вам удастся, то добро пожаловать в клуб. В их прозе нет ничего красивого; в их поэзии нет ничего высокого; в их умах нет ничего святого; в их жизни нет цели. Жизнь и есть их цель.



@музыка: we are this planet's kidney stones.

@темы: копипаста, сидирум

a place to stay.

главная