Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:16 

the night feels so much better than the day vol.2

laughs but is really sad inside.
небо чертовски устало, в гробу оно видело всех этих людей.
хочу выйти на дерибасовскую, раскинуть руки и закричать.
дважды сегодня стукался затылком о стену, один раз упал с лестницы, один раз упал на абсолютно ровном асфальте. хьюстон хьюстон где вы хьюстон у нас проблемы мы глупые.

вася вася от всех бед - петля и табурет.
буду жить под мостом и курить дешевые сижки под the apers.

@темы: сидирум, саймон говорит, без заглавных букв

20:03 

laughs but is really sad inside.
x x x
cut a wire, be a bird
shoot the messenger before he can say a word

we have nothing left to keep quiet about

we have nothing left and share everything

lean on me for the right, right, right

behind horizons we will find, find, find

a said and sung piece of mind, mind, mind

over and out into the wild

x x x


запись создана: 03.05.2015 в 18:07

@темы: сидирум

18:35 

laughs but is really sad inside.
все як в людей - і музика штормом розносить впокоєні гавані
й вивозять з подвір'я ще вчора живих і смішних <...>
коли мене не стане тіло моє пряне в космос запустіть


все як колись - ці стіни старі ця підлога затиснута в лінії
на третій від сонця планеті де кожен за себе воює
і я зриваючи ще недостиглі в чужому садку дрібні яблука
чекаю весни може літа а може і світу кінця


все як в людей - чиясь випадкова від радощів усмішка
злетіла пелюсткою й мовчки в волоссі моїм зажила
то Бог усміхався і я під своєю подушкою тримав цілий космос
на третій від сонця планеті
де музика штормом розносить усі прибережні міста..


@темы: сидирум

18:45 

laughs but is really sad inside.
Образование - это анестезия, процедура введения наркотика, которая притупляет вашу чувствительность, парализует мозг и сковывает поведение.

Воспитательно-образовательная система вовсе не хочет, чтобы вы расширяли сознание, жили и ощущали мир непосредственно. Ей вовсе не нужно, чтобы вы эволюционировали и совершенствовались. Ей не нужно, чтобы вы переходили на высшие уровни реальности. Ей нужно, чтобы вы относились серьезно к социальным играм. Мудрецы прошлого говорили, это всегда были одни и те же слова, когда они писали, то всегда получалась одна и та же книга. Они всегда передавали нам один и тот же сигнал, повторяемый на разных языках, с использованием метафор времени и исторической эпохи, в которую они жили. Но сигнал был один: "Отключите сознание. Выйдите из собственного эго и посмотрите на него со стороны. Прекратите хотя бы на миг роботическую деятельность. Прекратите игру, в которой участвуете. Загляните в себя. Ищите мир в себе".


@темы: литературщина, копипаста

16:24 

laughs but is really sad inside.

@темы: синематека

19:55 

laughs but is really sad inside.
x x x
Мне дали задание написать эссе о красоте.
Я вклеил твою фотографию в тетрадь.
За это задание я получил высший балл.
x x x

Когда спрашивают о любимых книгах, единственные, о которых я могу вспомнить - те, коорые ты мне посоветовала, те, которые мы с тобой обсуждали, подложив под голову рюкзаки, на капоте старенького Форда, ожидая, пока подостынет двигатель. Когда спрашивают о любимых фильмах, я могу вспомнить только те, которые мы с обой смотрели, укрывшись одним пледом, пока я грел твои руки в своих руках - это казалось самым лучшим моментом в моей жизни, ведь все хоть сколько-нибудь важные моменты моей жизни были синтезированы тобой. Твоя солнечная улыбка, как бы заезженно это не звучало, будто бы освещала тебя изнутри, делая твою красоту более выраженной и яркой. Когда ты улыбалась одними глазами, я хотел запечатлеть этот момент на пленку и носить его в кошельке вместо денег, ведь ты была наибольшей моей ценностью.




@темы: саймон говорит, в нашем шапито страшно и темно

16:40 

laughs but is really sad inside.


- слов недостаточно; они только царапают нёбо, они только пропитываются кровью из гортани;
стоит их выговорить, и тут же об этом жалеешь - они кажутся ущербными, не такими, неправильными.
- нет слов, чтобы выразить то, что происходит у тебя внутри.
- неудавшийся блицкриг советского союза, провальное нападение на мой внутренний перл-харбор.
- блеклый внутренний мир, даже не мир, нечто гораздо меньше - маленький бесцетный остров уайт.

- верните меня в цветной мир детства, пожалуйста.
- верните меня куда-нибудь.
- заполните пустоту во мне, пожалуйста.

- прошу вас, сделайте мне безразлично.


@музыка: common people by pulp.

@темы: в нашем шапито страшно и темно, in vino veritas

16:38 

laughs but is really sad inside.
04:00 

laughs but is really sad inside.
Бегство в книги и университеты похоже на бегство в кабаки.
Люди хотят
забыть о том, как трудно жить по-человечески
в уродливом современном
мире, они хотят забыть о том,
какие они бездарные творцы жизни. Одни
топят свою боль
в алкоголе, другие (и их гораздо больше) - в книгах и

художественном дилетантизме; одни ищут забвения в блуде,
танцах, кино,
радио, другие - в докладах и в занятиях наукой
ради науки. Книги и
доклады имеют то преимущество перед
пьянством и блудом, что после них не
испытываешь головной
боли, ни того неприятного post coitum triste,
которым
сопровождается разврат.

Aldous Huxley.

@темы: литературщина, копипаста

23:31 

i hope you never reproduce vol.2

laughs but is really sad inside.
я бы обнял тебя, да ехать с пересадками.
я бы пришел к тебе, да камни на дороге слишком больно впиваются в подошву моих кед, Лицо все в царапинах и крови, на моем к тебе пути слишком много ловушек, камней и пропастей. Между нами, в буквальном смысле, пропасть, и я не могу найти в себе достаточное количество сил, чтобы у меня получилось ее преодолеть. Да и стоит ли оно того?

* * *

Если вы не возражаете, мне нужно в душ, чтобы никто не смог понять, плачу ли я.
Чтобы смазанные лица толпы, которым, на самом-то деле, на меня глубоко наплевать, перестали смотреть на меня как на развлечение, куда они купили самые дорогие билеты. Проходите, не стесняйтесь, вот сейчас, вот прямо сейчас, через сотую секунды он придет к выводу, что не видит ничего хоть немного стоящего, что могло бы убедить его в не-бессмысленности жизни. Какая была цель у Бога, эволюции, Аллаха, Будды, макаронного монстра, когда он нас создавал? И была ли она вообще? А если мы - лишь развлечение богов, неземных существ, кого-то вышестоящего, мы - зверушки, за возможность увидеть чьи мучения многие выложили какие-то свои высшие ценности. дорогая, там человек с моста будет прыгать, давай продадим сына. помнишь тот столовый сервиз, что нам на двенадцатую годовщину подарила тетя Ф.? давай продадим его и пойдем смотреть, как мучается человеческий ребенок, не находя в себе сил для того, чтобы даже встать с кровати на следующий день.

* * *

мы были не более, чем обыкновенными детьми, которым ничего не светило. мы выросли в Норфолке и все, что нам оставалось - глупые шутки про Норфолк. Научный руководитель в университете говорил про Шекспира, чуть не брызжа слюной, дети, не верьте тому, кто так поступил с Отелло, не повторяйте чужие ошибки, а потом будто просыпался ото сна и говорил о Бернсе - я представлял себе шотландские поля, полные вереска, на которых чувствовался запах свободы, но, получая палкой по рукам, напрочь забывал о своих грезах, позволяя себе погружаться в них только в чулане для метел, обнявшись со старым и весьма потрепанным сборником Бернса, от которого пахло вересковыми полями, шерстью собак-пастухов, пергаментной бумагой, от этих книг пахло морем и свободой с большой буквы - временами мне даже хотелось утопиться в этих книгах навегда. Наш научный руководитель терпеть не мог испанцев и тридцатые года, но я взахлеб зачитывался Лоркой и Сернудой, а потом цитировал их ему - и то ли это была магия моего голоса, единственный вид магии, мне подвластный, то ли это была магия испанских мальчишек, то ли научный руководитель просто начал знакомство с не тех испанцев, но факт оставался фактом: я оставался у него после лекций и в перерывах между попытками как-то оформить мою дипломную, он читал мне "романсеро", от которого его странно мутные глаза будто бы прояснялись, а я цитировал ему "руины" и, честно признаться, практически всю жизнь считал это одной из самых лучших вещей, что вообще когда-либо со мной случались.

* * *

я никогда не писал "я" с заглавной, хоть того и требовали правила грамматики, я был слишком ничтожен, чтобы позволить своей руке тратить время на большое 'i', это было бессмысленно и отвращало меня от самого себя. я писал "вереск" с большой буквы, я писал с заглавной "свободу", "крик", "молчание". В общем, то, что имело хоть какое-нибудь значения для меня - в отличие от самого себя, ведь я был совершенно неважен и незначителен.

* * *

Она терпеть не могла галстуки в полоску и тоже никогда не писала свое имя с бльшой буквы, но она ворвалась в мою жизнь, словно шквальный шотландский ветер, о котором я читал в книжке-раскраске, когда был маленьким, она была моим спасением и погибелью, поэтому или не поэтому, но я писал ее имя с большой. К тому же, оно было невероятно красивое и будто таяло на языке, как горький шоколад из Кардиффа или постояннно преследующий тебя аромат рыбы в Ливерпуле. Она носила юбки только в феврале, заявляя, что это память о погибшем друге Фредо, что это ее дань его безбашенности; я, в принципе, не имел ничего против - она была такая красивая, с этими своими непонятно-какого-отттенка волосами, которые в помещении были словно темная вишня, а на солнце отливали медью или червонным золотом; с этими ее непонятно-какого-оттенка глазами, которые были то серыми, то голубыми, как шотландское небо над вересковым полем, то синими, как океан вокруг Леруика или Керкуолла, то зелеными, как свежая, нетронутая человеком, трава в горах, то какими-то медными или даже похожими на бренди - мне постоянно казалось, что, упади она или споткнись обо что-то, то обязательно расплескает все свое волшебство, выльет весь абсент из своего слишком яркого джемпера, расплескает весь бренди из своих прекрасных глаз и волос, что она как-то вся разом сдуется и потеряет все краски, а затем прямо на моих руках распадется на маленькие-маленькие частички и станет лишь серой кучкой пепла, в которой нет-да-нет все же будут мелькать некие радужные всполохи.

@музыка: computer in love by bonaparte.

@темы: в нашем шапито страшно и темно, саймон говорит, добро пожаловать на дно

20:07 

laughs but is really sad inside.
19:47 

laughs but is really sad inside.
Я – перечеркнутое, перечеркнутое,
И еще раз перечеркнутое
Лицо.

Я – ветер в конце концов.
Ешьте пепел горстями,
Чтобы понять серое.

Пейте кровь из оловянных кружек

@темы: литературщина, копипаста, добро пожаловать на дно, в нашем шапито страшно и темно

14:56 

laughs but is really sad inside.

Yeah, I like that! I didn’t do anything
wrong, because I can’t do anything wrong. Because we’re all just
products of our environment, bouncing around like marbles in the game of
Hungry Hungry Hippos that is our random and cruel universe. Yeah! It’s
not my fault, it’s society. Everything is because of society! Hooray,
everything is meaningless! Nothing I do has consequence!


— Bojack Horseman.



 

@темы: копипаста, in vino veritas, синематека

12:23 

laughs but is really sad inside.
A Tribute to Ayrton Senna and Roland Ratzenberger.

It’s a very special one this year. And so very sad. The car damage is based on Roland’s car. The flags are for their respective drivers. The flowers are very symbolic: white carnations for remembrance, pink gladiolus for strength of character, and hydrangea for perseverance. Qualities to symbolize both men. I didn’t have as much time as I wanted with this, but I like it. These two will live on in our memories forever. And I am very grateful to these wonderful people for their contribution to the history of Formula 1, for their life and for all they done. | remebering ayrton senna and roland ratzenberger.


"Twenty minutes before the start I went into the Williams garage. He was behind the computers, all alone looking at the data. I went to wish him good luck for the race, nothing more. And at that point - and there is no other word for it - he looked very upset. He was not well. That is the last image I have of him, not in the grid but in the garage - all alone with his thoughts." - Alain Prost

On the 1st of May, 1994, the Formula 1 community was rattled by the second fatality of the 1994 San Marino Grand Prix weekend, following the passing of Roland Ratzenberger only the day previous. Ayrton Senna, a 3-time World Champion, superbly skilled, and intelligent individual both on and off the track and an enigmatic character in the eyes of many, tragically passed away upon colliding into a barrier during the race. Senna’s fatal accident remains the last within Formula 1.
R.I.P Ayrton Senna (1960-1994).



@темы: саймон говорит, копипаста, эфадина

18:16 

laughs but is really sad inside.
прорастут непременно крылья
там, где нынче торчат ножи.

@темы: в нашем шапито страшно и темно

14:19 

пустые дома на обочине.

laughs but is really sad inside.



Существование без цели, без слов, просто дорога, усыпанная песком и мелкими камнями, которые слишком остро ощущаются через тонкую подошву потрепанных кед, - вот оно, существование не ради эфемерного итога, а потому, что иначе нельзя - ни отказаться от жизни, ни сыграть на своих, более выгодных, условиях. Наверное, оно и должно так пахнуть, будто соленые морские брызги, ударившие в лицо, будто сладкий сок на руках от прокушенной ягоды, который можно слизывать с чужих пальцев, будто можно представить человека, что будет рядом с тобой, что будет сидеть с тобой на каменном пирсе, положив рядом кеды с носками и свесив ноги в море, будто такой человек существует, будто ему на тебя не наплевать. То ли проклятые мы, то ли Родина - свинья. Мятные конфеты из детства, вкуснейший крымский лимонад и маленький блокнот с наклейкой Ramones на лицевой стороне - пожалуйста, оставьте меня там, в детстве, можно я останусь там навсегда.

Навсегда - неправильное слово, от которого так и несет фальшью, но отказаться от его использования ты не можешь - оно создает хоть какую-то иллюзию того, что такое понятие существует. Хочется закричать - так сильно, что буквально физически чувствуется горечь уже готовых вырваться, но неправильных слов на языке; слова, кажется, даже правильно подобранные все же выглядят потрепанными от времени и от частоты использования шаблонами, жалкими клише - не благородная бедность, а истощение, когда отдавать уже больше нечего, когда все смысловые тени слова были использованы, впитались в гортань и язык, когда каждое новое их использование не несет особого смысла, лиш ранит глотку будто осколками стекла.

Хочется закричать, но кричать некому, нечего, незачем - просто оставьте меня на обочине и уходите.

запись создана: 20.04.2015 в 12:52

@темы: в нашем шапито страшно и темно, саймон говорит, добро пожаловать на дно

19:27 

Stop the clocks and turn the world around, let your love lay me down.

laughs but is really sad inside.
What if I’m already dead, how would I know?

Наливаешь воду в стакан, потому что боишься, что не удержишь бутылку в руках, пока будешь пить из горла, и уронишь. Налив в стакан, почему-то долго смотришь на него перед тем, как выпить - боишься, что тот треснет прямо у тебя в руках и стеклянное крошево посыплется в глотку, оцарапает гортань и лишит голоса, возможности говорить. Которой ты, в общем-то, не очень пользуешься - хочется кричать, звать на помощь - ну хоть кто-нибудь, ну пожалуйста, помогите! - но не знаешь нужных слов, не можешь подобрать нужных выражений, боишься попросить; молчишь, терпеливо глотая собственную кровь вместе с крошевом, так и не осмелившись закричать, позвать на помощь.
Уверенность в отрицательном результате все же уверенность, как ни крути.

X X X


Снится чудесный сон, где ты посреди прекрасного, усеянного цветами и ягодами поля; кажется, будто вот оно, счастье, только ляг на удобную зеленую траву и протяни руку к ближайшей ягоде, отломи ее и сьешь, почувствовав сок, растекающийся на языке - то ли сок, то ли слезы, то ли кровь. Цветы охватывают твои лодыжки, словно лианы, душат тебя - страшнее всего не обманчивость первоначальной картины и не сам факт приближающейся смерти, но скорее полнейшая апатия, мол, продолжайте, цветы, чего уж там. Полнейшее смирение и нежелание бороться. Это самое противное в тебе, ведь борьба есть жизнь, а жизнь, будь она хоть даром, хоть проклятием - тоже бывает прекрасна и определенно стоит той борьбы, от которой ты отказался, сдался и сдулся, будто плохо надутый шарик на день рождения мальчика-сироты, на праздник к которому никто не пришел. Ты словно Эдип, но не отцеубийца, а старец Эдип, слепой, отправившийся в изгнание.

And when the night is over there’ll be no sound.

@темы: в нашем шапито страшно и темно, в чемоданчик одежду сложив и в запасе имея лишь песню, саймон говорит, добро пожаловать на дно, без заглавных букв

12:01 

laughs but is really sad inside.
Мсье Камбербэтч аки одеваюсь-словно-русский-гопник-еще-со-времен-прошлогоднего-сепанга порадовал. SafetyCar, канеш, слишком поздно - на два-три круга раньше и Аркадий бы уделал те жалкие сотые отставания. Телята едут неплохо, учитывая, что они как бэ тоже с мотором Рено, который дно. Риккьярдо молодцом, вот честно. Бриллиант среди австралийского хлама, как сказал бы один мой валлийский знакомый. Мама мама прости общаюсь с валлийцами кричу с их произношения мама прости я забил на свою жизнь огромный болт.



Заубер, к слову, отлично едет, с хорошим темпом, на софте иногда обыгрывая даже Вилок. Себастьян за рулем "Евы" дрет всем задницы, молодцом, еще две позиции и ваще охуенно будет. Пастор снова проводит мастер-класс из разряда "как-не-проводить-гонки", Масяня едет хорошо, поразительно хорошо, учитывая трабблы с машиной во время третьей практики. Бритни пора поджимать хвостик и делать негридлу пушо никуда не годится это доминирование. Черт с ним, с этим Кубком Конструкторов, хочу борьбу внутри Мерцов. Спим до Сахира, гонка на которой произойдет уже в следующее воскресенье, пока я буду, надеюсь, блукать по киевски подворотням.



Пы.Сы. Хочу побыстрее европейскую часть сезона, но не хочу пушо июнь и экзамены, пушо нужно решать что-то с этой учебкой: оставаться ли или идти в какой-то колледжик, а если идти, то в какой(?).
Мама роди меня обратно.

Пы.Сы.Сы. Наконец разобрался с линуксом на мелком и восстановил ласт. Если кому надо.

@темы: эфадина, саймон говорит, добро пожаловать на дно, без заглавных букв

19:32 

laughs but is really sad inside.
- О, я ни за что бы не подумал, что с вами может быть так весело. В этом жутком нищенском баре вы были так враждебно настроены. - Существо мое многогранно.

@темы: без заглавных букв, копипаста, литературщина, саймон говорит

15:56 

laughs but is really sad inside.
Уже третий или четветрый день в городе творится маленький конец света - то дождь, то град, то снег, то солнышко. Здравствуйте, это прямой репортаж из Одессы, города на юге, где сейчас, на минуточку, седьмое-черт-возьми-апреля. Когда выхожу из здания, а на улице идет дождь, то я расстегиваю рубашку и вместо куртки надеваю ветровку - мне кажется, будто ветер может выпотрошить меня. <...> и если бы ветер над крышей твоей еще громче, сильней свистел, то свист этот был бы похож на крики людей <...> (с). Ветер дует мне в лицо, развевает волосы, капли дождя бьют по скулам, и штаны, и рубашка уже давно промокли, но я все равно чудовищно счастлив, будто дождь этот на самом деле смыл меня с лица Земли; стоит ему закончиться, я исчезну - самая прекрасная новость за сегодняшний день.

\завтра не обязательно просыпаться\.

@темы: добро пожаловать на дно, я вам не скажу за всю одессу, саймон говорит, в нашем шапито страшно и темно

a place to stay.

главная