Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: копипаста (список заголовков)
01:50 

laughs but is really sad inside.

x x x
Когда Курт Кобейн вышиб себе мозги, газеты расписали это как рок-н-ролльное самоубийство, забыли про человека и сосредоточились на идее, что наркозависимость — разновидность романтического бунта, объявили депрессию творческим страданием, хотя по-хорошему это чистой воды слабость. Так что, в конце концов, лицо обычного человека, который любил музыку и мог придумать мелодию и текст, оказалось на глянцевых плакатах, так же и бедняга Сид Вишес, подросток, раб большого бизнеса, чьи самоистязания вдруг оказались рок-н-ролльным шиком. Я читал в газете, что Сида изнасиловали в тюрьме в Нью-Йорке, когда его обвиняли в убийстве Нэнси Спанжен. Так, ляпнул журналист между делом. До сих пор не знаю, правда это или нет. Может, кто-то думает, типа сам виноват, мол, плевал в толпу, резал вены, ходил с панковской причёской. Может, им кажется, он заслужил и дозу героина, которую пустил по вене, когда погиб.
Интересно, сколько людей знает, что по-настоящему Сида звали Джон, что он пришёл в Sex Pistols на замену Глену Мэтлоку. Посмотрите на его фотографии, до того, как он вошёл в группу и научился мультяшно рычать, приятный парень, почти ребёнок. Кто-нибудь из старших должен был помочь ему выбраться. Гляньте на Макларена и Вествуд, прошло двадцать лет, они благоденствуют, и есть в этом что-то порочное. Они были частью истеблишмента, а члены группы — простыми ребятами, и этот парад мод и авангард были такими же элементами системы, как Палата Лордов. Все они были похожи, одержимы пустыми фразами, они жили в мире фантазий, хотели славы и богатства, разыграли карту представления системы о бунте, как будто в дресс-апе есть что-то сложное. Мы называли его Тупой Сид, потому что все были в курсе, им управляют, используют в деловых интересах, мы ненавидели этих мразей. Не то чтобы мы имели что-то против него лично, просто мы понимали, что его наёбывают.
Стыд и позор, что из человеческого существа делают мультяшного героя на плакате, что безымянные бизнесмены делают бабки на его смазливой мордашке и элвисовской ухмылке, превращают его в пластмассовую куклу, нью-йоркский передоз, тупая идея рок-н-ролльного города, искристая галерея наркоманов и платиновых дисков. В голове играет «Город Мёртвых» сингл The Clash, я вижу Диснейленд, полный мёртвых музыкантов, Дженис Джоплин и Джимми Хендрикс прячутся от Сида, Курта и Малькольма Оуэна, разбитый Форд Кортина — бампер в бампер с хромированным Кадиллаком, Оуэн вдавливает газ в пол и влетает в задницу Кадиллаку, гнёт решетку радиатора, царапает розовый лак, Сид тащит обрез, а Курт свешивается из окна и целится из пистолета в волосатиков, кричит, мол, чёртовы хиппи, Мэрилин хватает за яйца Джеймса Дина, когда он трахает её на крыше бензоколонки, разглядывая плебеев внизу, Джонни и The Self Abusers в толпе мажоров, и осколки «Некрофилии» Стюарта Хоума летят по улицам города, разбитого на музыкальные микрорайоны.

@темы: копипаста, литературщина, человеческий панк, саймон говорит

01:06 

laughs but is really sad inside.
23.07.2015 в 18:15
Пишет сам себе тайлер:

a forest poem
man of achievements never attained
man of promises never fulfilled
man of dreams never been true.

i just want to talk because i want to talk (no, i don't want to speak (to any of you, to any of me) i don't want to say (anything to anyone) nether to assume nor presume) no i don't want to talk

why should be a reason to want to talk
why should be a reason to want
why should be a reason
why should be

why should i be?

no, i don't want to be. neither i want to become.

don't want to choose who to become.

so many of alias, profiles unfilled. what is your name? what is your age? what is your profession? what is your attitude to life?

diane, 20, student and part-time worker, hopeless and nonchalant.
tyler, 34, huge boss and it-developer, reactionary and flexible.
christine, 16, prestigious arts college attendee, excited and ambitious.
mark, 67, retired international affairs functionary, fatigued but satisfied.

lots of you, lots, countless, uncountable.

change them like you change your clothes when coming home. change them like masks on a masquerade, like second, third, -th skins, like wallpapers on your phone.

change them and get lost.

the best way to hide a tree is to go to a forest.
the best way to hide yourself from yourself is to create another self.

let's say it's a forest. the forest of selves.

name it. its name may be your id; gotta be easier to identify the forest of yourselves among the forests of otherselves.
they ask your name; tell them the one on your id card. don't be afraid; its yours. it was given to you. use it.

but inside you are the forest.
don't tell them about the forest.

hide the forest.
get lost in your forest.

let one of the trees choose it for you. today you are this tree, tomorrow you are another one.
so many trees; you carry this forest through your lifetime. what tree to be? what life to live? you don't know.

because you have never been brave enough to choose the tree to be. those trees, each of those so uncomplete, so insufficient, so imperfect, and you want to be the perfect tree.
and you choose to burn them all. set the fire. watch it eating your forest, like darkness eats the light at the end of the day.
oh, you are crying. why are you crying? your forest is burnt to ashes. your life is now ashes.

but was there any?

those trees are not true.
those trees are not you.
you are not a forest.

who are you?

'i don't know. once i was a tree.'

but then you were another tree, and yet another tree, round and round.

'i'm lost.'

let's assume you are lost. are you? oh, what a pity.
shall we come home? take my hand. let's walk you through. you are so lost, so pitiful, so poor. so hesitant about what your life should be.
why you are crying now? you wait me to tell who are you, don't you?

like a fretful child, you want others to give you the answers like ready meals.

what a fool are you.
now you should start again.

what you are going to do, little poor heap of ashes?

what you're gonna do?

URL записи

@темы: in vino veritas, без заглавных букв, копипаста, лехаим

17:04 

laughs but is really sad inside.
x x x

Violets from Plug Street Wood,
Sweet, I send you oversea.
(It is strange they should be blue,
Blue, when his soaked blood was red,
For they grew around his head;
It is strange they should be blue.)

 

Violets from Plug Street Wood-
Think what they have meant to me-
Life and Hope and Love and You
(And you did not see them grow
Where his mangled body lay
Hiding horror from the day;
Sweetest it was better so.)
Violets from oversea,
To your dear, far, forgetting land
These I send in memory,
Knowing You will understand.

 


@темы: синематека, литературщина, копипаста, вера и три мушкетера

16:35 

laughs but is really sad inside.
06.02.2015 в 15:37
Пишет эллеф, рот полон звезд:

"Sum: Forty Tales from the Afterlives" by David Eagleman.
Narrated by Noel Fielding.


Когда ты думаешь, что ты уже умер, фактически, ты еще не умер. У смерти два этапа, и когда ты просыпаешься после предсмертного вздоха, ты находишься в чем-то, похожее на Чистилище: ты не чувствуешь себя мертвым, ты не выглядишь мертвым и, по сути, ты не умер. Пока.
Возможно, ты думал, что загробная жизнь будет как мягкий белый свет, сверкающий океан или парение в музыке. Но куда больше она напоминает то чувство, когда встаешь слишком резко: на один момент теряешься и не можешь сказать, кто ты, где ты находишься, забываешь все детали своей жизни. И чем дальше - тем страннее. Сначала все темнеет до слепоты ярко, ты чувствуешь, как плавно исчезает значение всех твоих былых запретов, и нет сил на сопротивление. Ты начинаешь избавляться от своего эго и вместе с ним - от гордыни. Затем ты теряешь самоотносимые воспоминания. Ты теряешь себя, но, кажется, это не особо тебя волнует. Остается только самая малая часть тебя, твоя суть - чистое сознание, обнаженное, как младенец.
Чтобы понять значение загробной жизни, нужно помнить, что все люди многогранны. Поэтому, всю жизнь находясь только внутри собственной головы, ты куда лучше видел других людей, нежели себя самого. Таким образом, всю свою жизнь ты проходил с помощью других людей, держащих зеркала для тебя. Они превозносили твои положительные качества и критиковали твои плохие привычки, и эти перспективы - часто неожиданные для тебя самого - помогали тебе найти правильное направление в жизни.
Ты настолько плохо знал себя, что ты постоянно удивлялся, когда видел себя на фотографиях или слышал свой голос на записи. Вот и получается, что большая часть твоего существования проходила на глазах, слуху и на кончиках пальцев других людей. И теперь, когда ты покинул Землю, ты хранишься в головах, разбросанных по всей планете. Здесь, в Чистилище, собраны все люди, которые когда-либо контактировали с тобой. Все разрозненные кусочки тебя слиты вместе, объединены и унифицированы. Зеркала подняты перед тобой. Впервые, ничего не упуская, ты ясно видишь себя.

И именно это тебя убивает.

original.




URL записи

@темы: копипаста, лехаим, саймон говорит, в нашем шапито страшно и темно

18:45 

laughs but is really sad inside.
Образование - это анестезия, процедура введения наркотика, которая притупляет вашу чувствительность, парализует мозг и сковывает поведение.

Воспитательно-образовательная система вовсе не хочет, чтобы вы расширяли сознание, жили и ощущали мир непосредственно. Ей вовсе не нужно, чтобы вы эволюционировали и совершенствовались. Ей не нужно, чтобы вы переходили на высшие уровни реальности. Ей нужно, чтобы вы относились серьезно к социальным играм. Мудрецы прошлого говорили, это всегда были одни и те же слова, когда они писали, то всегда получалась одна и та же книга. Они всегда передавали нам один и тот же сигнал, повторяемый на разных языках, с использованием метафор времени и исторической эпохи, в которую они жили. Но сигнал был один: "Отключите сознание. Выйдите из собственного эго и посмотрите на него со стороны. Прекратите хотя бы на миг роботическую деятельность. Прекратите игру, в которой участвуете. Загляните в себя. Ищите мир в себе".


@темы: литературщина, копипаста

04:00 

laughs but is really sad inside.
Бегство в книги и университеты похоже на бегство в кабаки.
Люди хотят
забыть о том, как трудно жить по-человечески
в уродливом современном
мире, они хотят забыть о том,
какие они бездарные творцы жизни. Одни
топят свою боль
в алкоголе, другие (и их гораздо больше) - в книгах и

художественном дилетантизме; одни ищут забвения в блуде,
танцах, кино,
радио, другие - в докладах и в занятиях наукой
ради науки. Книги и
доклады имеют то преимущество перед
пьянством и блудом, что после них не
испытываешь головной
боли, ни того неприятного post coitum triste,
которым
сопровождается разврат.

Aldous Huxley.

@темы: литературщина, копипаста

19:47 

laughs but is really sad inside.
Я – перечеркнутое, перечеркнутое,
И еще раз перечеркнутое
Лицо.

Я – ветер в конце концов.
Ешьте пепел горстями,
Чтобы понять серое.

Пейте кровь из оловянных кружек

@темы: литературщина, копипаста, добро пожаловать на дно, в нашем шапито страшно и темно

14:56 

laughs but is really sad inside.

Yeah, I like that! I didn’t do anything
wrong, because I can’t do anything wrong. Because we’re all just
products of our environment, bouncing around like marbles in the game of
Hungry Hungry Hippos that is our random and cruel universe. Yeah! It’s
not my fault, it’s society. Everything is because of society! Hooray,
everything is meaningless! Nothing I do has consequence!


— Bojack Horseman.



 

@темы: копипаста, in vino veritas, синематека

12:23 

laughs but is really sad inside.
A Tribute to Ayrton Senna and Roland Ratzenberger.

It’s a very special one this year. And so very sad. The car damage is based on Roland’s car. The flags are for their respective drivers. The flowers are very symbolic: white carnations for remembrance, pink gladiolus for strength of character, and hydrangea for perseverance. Qualities to symbolize both men. I didn’t have as much time as I wanted with this, but I like it. These two will live on in our memories forever. And I am very grateful to these wonderful people for their contribution to the history of Formula 1, for their life and for all they done. | remebering ayrton senna and roland ratzenberger.


"Twenty minutes before the start I went into the Williams garage. He was behind the computers, all alone looking at the data. I went to wish him good luck for the race, nothing more. And at that point - and there is no other word for it - he looked very upset. He was not well. That is the last image I have of him, not in the grid but in the garage - all alone with his thoughts." - Alain Prost

On the 1st of May, 1994, the Formula 1 community was rattled by the second fatality of the 1994 San Marino Grand Prix weekend, following the passing of Roland Ratzenberger only the day previous. Ayrton Senna, a 3-time World Champion, superbly skilled, and intelligent individual both on and off the track and an enigmatic character in the eyes of many, tragically passed away upon colliding into a barrier during the race. Senna’s fatal accident remains the last within Formula 1.
R.I.P Ayrton Senna (1960-1994).



@темы: саймон говорит, копипаста, эфадина

19:32 

laughs but is really sad inside.
- О, я ни за что бы не подумал, что с вами может быть так весело. В этом жутком нищенском баре вы были так враждебно настроены. - Существо мое многогранно.

@темы: без заглавных букв, копипаста, литературщина, саймон говорит

19:07 

laughs but is really sad inside.
— Пошли домой, сэр Макс. Будем жрать, грустить и думать.

@темы: саймон говорит, копипаста, без заглавных букв

15:15 

It's going to be legen - wait for it - dary! Legendary!

laughs but is really sad inside.
Часто забывают, что психоделическое движение ознаменовало одну из величайших эпох американского сленга. В считанные месяцы развилось сложное арго, большая часть которого описывала наркотики и прием наркотиков – то, что для этого требовался особый язык, выглядело довольно естественно. ЛСД называлось «кислотой», постоянный потребитель ЛСД был «кислотник», разовая доза именовалась вершок или петелька. Марихуана была известна под разными названиями: «варево», «конопля», «сено», «трава», «шмаль» или просто «знатное дерьмо» – во всяком случае цель была одна – «словить кайф». «Кайф» в Филлморе мог оказаться «клевым» (желательным) – это, правда, зависело от множества второстепенных обстоятельств, – а мог обернуться «тяжелым» (чреватым нервным срывом) переживанием или, возможно, даже «полным улетом». «Полный улет» и его семантический аналог «отключка» – это были слова Пограничья: в тех краях тебя либо швыряло к небесам (что было очень хорошо), либо, наоборот, ввергало в ад, на самое дно (это было хуже всего). В любом случае все зависело от кармы (судьбы), а препираться с судьбой было бессмысленно. Пусть этим занимаются «цивилы», «правильные» (так именовали всякого, кто не хиппи), все эти клерки, зажатые в тиски ежедневного распорядка, не способные пребывать в Здесь и Сейчас – так безнадежно погрязли они в скуке материализма. По иронии судьбы жаргон был единственным, что «правильный» мир перенял у хиппи. Довольно скоро Мэдисон авеню украсилась рекламой автомобилей и прохладительных напитков, пестревшей словечками вроде «клевый» или «полный улет».

***

Чем больше вы изучаете шестидесятые годы, тем более убедительной выглядит ссылка на дух времени как на единственную категорию, способную дать объяснение этому удивительному десятилетию. В самом деле, соскоблите толстый слой секса, наркотиков, бунта, политики, музыки и искусства, покрывающий это время, и все, что останется - это требование непрестанно изменяться, отчаяная жажда перемен, своего рода "воля к переменам", и это, быть может, единственный мотив, объясняющий вторую половину двадцатого столетия, как ницшеанская "воля к власти" объясняла первую.

@темы: добро пожаловать на дно, копипаста, литературщина

16:23 

Hooray! Everything is meaningless!

laughs but is really sad inside.
Есть такая присказка, что свободная личность пьет, когда хочет, а напиваться по пятницам – это для слабаков. Может быть и так, однако накидывание в баре перед законными выходными все равно остается нежно любимым ритуалом. Выпивают все, а кто не выпивает, либо родился с какой-то удивительно ясной головой, либо здоровается по утрам с отражением в зеркале. Даже персонажи мультфильмов регулярно заливают за воротник. Так возьмем же с них пример!



@темы: in vino veritas, без заглавных букв, копипаста, пиксель

09:43 

laughs but is really sad inside.
- Как Вы считаете, наше время благоприятно для художественного творчества?
- Время сейчас смутное, но, думаю, рассвет все же настанет. Все мы чувствуем, что в мире идет борьба; нужно развязать узел, а он тугой и не поддается. Отсюда и захлестнувшая все волна социальности. Обстоятельства таковы, что искусство отодвигается в лучшем случае на второй план и мало кого занимает. Вспомним, как было во Франции с живописью. После войны в Париже собралась целая плеяда первоклассных художников из разных стран. Другой такой эпохи не было в живописи. Даже итальянское Возрождение не может с ней сравниться. Особо выделялись испанцы во главе с Пикассо. Картины покупали; звание художника было социально престижным. И куда все делось... Знаменитые художники разъехались кто куда, вернулись на родину; остальные умирали с голоду, кончали самоубийством. А что до призвания, то все зависит от человека, который призван. И то, что живем мы в смутное время, - вовсе не препятствие, чтобы думать и чувствовать согласно благородным гуманистическим идеалам. А создавать, как теперь говорят, "чистые" произведения, не связанные с тем, что тревожит современников... Оранжерейные сорта художников обречены - они гибнут от недостатка тепла и внимания. Им нужно тепло, тепличное обращение. Что бы там ни говорили, театр сейчас не в упадке. Все дело в нелепейшей организации театрального дела - она действительно в полном упадке. Недопустимо такое положение вещей. Разве не стыдно, что какой-нибудь миллионер, только потому что он миллионер, указывает театру, что ставить и как ставить? Это тирания, а всякая тирания ведет к краху. "Я мало знаю, почти ничего" - вспомнилась мне строчка Пабло Неруды. Но на этой земле я всегда буду с теми, у кого ничего нет. С теми, кто лишен всего, кого лишили даже покоя нищеты. Мы - я имею в виду интеллигенцию, людей, получивших образование и не знавших нужды, - призваны принести жертвы. Так принесем же их. В мире борются уже не человеческие, а вселенские силы. И вот передо мной на весах итог борьбы: здесь - моя боль и моя жертва, там - справедливость для всех, пусть сопряженная с тяготами перехода к неведомому, едва угаданному будущему, и я опускаю свой кулак на ту чашу, чашу справедливости.

© Федерико Гарсиа Лорка.
15 декабря 1934 года.

@темы: федерико, копипаста

23:43 

laughs but is really sad inside.
Фрэнк Оушен представил альбом «Channel Orange» в 2012 году. Вдохновляющий гимп завязнувшему в грехопадении Лос-Анджелесу. Приятный альбом о не самых приятных людях.
Пластинка состоит из 12 песен и 5 интерлюдий, которые связывают ход повествования, а иногда и обращают внимание на довольно важные темы. Каждая по-своему необыкновенна и предлагает исключительный сеттинг и настроение. «Pyramids». О потере нравственности и самоотождествлении мужчин и женщин. Композиция делится на три части: смерть Клеопатры; история стриптизёрши Клео, работающей в клубе «Пирамида»; инструментальный эпилог в исполнении Джона Мейера. «Bad Religion» – эмоциональный апогей пластинки, где автор осознаёт, что он не похож на других и изо всех сил старается понять и найти себя. Садится в такси и изливает душу водителю, пытаясь сбежать от собственных демонов. Непонимание между рассказчиком и окружающим миром здесь искусно подчёркнуто языковым барьером: в ответ на исповедь Фрэнк слышит лишь «Allahu akbar». «Pink Matter» – диалог с духовным наставником, сэнсэем, о противостоянии духа и плоти, о мужском и женском начале.Роль «Channel Orange» в карьере певца переоценить невозможно. После выхода настолько взрослой и сильной пластинки, Фрэнка Оушена больше не будут помнить, как «того из Odd Future» или «О, это ведь он поёт с Тайлером в «She». Теперь он «тот самый Фрэнк, записавший один из сильнейших альбомов 2012 года».

@темы: копипаста, сидирум

23:23 

laughs but is really sad inside.
Я погружаюсь в самые мрачные бары Мадрида. Местный бомонд учит меня испанскому. Здесь всем уже за семьдесят, но нет ни одного старика. У них всех под брюками носки натянуты до самых колен, они носят подтяжки и кружевные манишки. Мужчины выходят на вечерний променад только в костюмах-тройках. У них роскошные брежневские брови. Их волосы все так же черны, не смотря на старость, зачесаны назад и уложены гелем. Они все держатся с достоинством, опираются на трость с прямой спиной, глядят свысока. Об их гордые подбородки можно крошить гранит, у них у всех взгляд победителей. Они обращаются друг к другу не иначе как Дон. Меня ласково называют Margarita – жемчужина. Кто-то всегда играет в карты. Страсти бушуют нешуточные. Проигравший вскидывается, опрокидывая стул, брызжет слюной, пучит глаза. Победитель издает торжественный клич, как матадор, проткнувший шпагой быка. Бывает так, что кто-то начинает хлопать в ладоши и выстукивать ногой ритм. Рядом сразу же хрипло затягивают протяжную песню. Кажется, что вот-вот кто-то начнет танцевать фламенко. Здесь все пьют café con leche за евро тридцать. Ноги липнут к полу, постоянно слышно как машина смалывает кофейные зерна. Когда берутся за чашку – демонстративно оттопыривают мизинец в сторону, мол, у нас свои правила и своя иерархия. Всей стаей выходят после на крыльцо покурить. Курят молча, смотрят на дым, каждый думает о своем. За недолгих два дня меня полностью преображает знакомство со старцами Латинского квартала. Они воплощают собой мужественность даже перешагнув восьмой десяток лет. Рядом с ними я заучиваю на память 46 новых слов. И ни единого ругательства. Рядом с ними я становлюсь тонкой и сверкающей. Мне кажется мы все с ними уже влюблены друг в друга, но молчим об этом как заговорщики. И не потому что не хватает слов, а потому что таково испанское благородство.

@темы: в чемоданчик одежду сложив и в запасе имея лишь песню, копипаста, in vino veritas

21:35 

laughs but is really sad inside.
19:49 

laughs but is really sad inside.

Федерико сравнивали с ребенком, а можно – и с ангелом, с водой («сердце мое – капля чистой воды», как написал он в письме), со скалою; но случались минуты – и они потрясали, – когда он был буйным, гулким и сказочным, как дикий лес. Каждый узнавал в нем свое. А для нас, тех, кто близко знал его и любил, Федерико оставался собой – единственным на свете, тем же самым и всякий раз иным – изменчивым, как сама Природа. Утром его смех был свежим и переливчатым, точно ручей, в который хочется окунуть лицо. Днем он казался зеленым лугом, жаркой пустошью, шелестом серых олив над охристой землею – и менялся, как меняется на свету испанская даль. Глаза его сияли или гасли, смотря по тому, что было у него на душе, а может, и от того, кто оказывался перед ним в ту минуту. Случалось мне видеть Федерико и ночами, когда он поднимался вдруг к тем таинственным сомнамбулическим перилам, когда луна светила ему одному и серебрила его лицо, когда ветер вздымал к небу его руки, а ноги его корнями врастали в глуби – в глубь времен, в глубь нашей земли, отыскивая в безднах зерна мудрости, которая опаляла его лоб, жгла ему губы, горела в его зачарованных глазах. Нет, тогда он не походил на ребенка. То было не детство, а старость, да, старость, и более того – древность, миф, сказка. И, не сочтите сравнение неуместным, только старик кантаор или старая цыганка-плясунья, застывшая каменным изваянием, могли бы встать с ним рядом. Только андалусские скалы в ночном сумраке, вросшие в эту землю еще с незапамятных времен, могли бы назвать его братом.
+++

@темы: копипаста, литературщина, федерико

12:26 

laughs but is really sad inside.
12.12.2014 в 23:19
Пишет энтони лашден:




Может, это и есть новый дух времени, пахнущий мамиными вещами из 90-ых и средством от моли.


Пять из пяти разговоров, которые я завожу в течение недели, так или иначе, сходят с рельс специфического юмора и с визгом падают в щебень историй о том, как мои друзья, друзья моих друзей, я сам переживаем чувство одиночества.

«Как твои дела?»
«Сегодня, между тремя и пятью часами дня я лежал на диване и не мог подняться. Осознание нашей ничтожности во Вселенной и моей личной оторванности от происходящего выдавило из меня последнюю волю быть порядочным человеком».
«Ясно, понятно. Ну а как там на учебе?»

Мне кажется, существует большая вероятность того, что чувство изолированности обусловлено тем, сколько времени ты проводишь в интернете (и я готов быть побит камнями за эту банальщину). Ты читаешь больше. Ты узнаешь больше. Ты смотришь на большее количество фотографий. Ты слушаешь больше музыки. Ты поглощаешь больше и больше, пока в тебе не остается места для тебя самого.
Чем больше у тебя информации о мире вокруг, тем требовательнее ты становишься к тому, что окружает персонально тебя. Поскольку теперь твоя личность – это исключительно твои интересы и ничего больше, тебе приходится уделять внимание тому, чем ты интересуешься. Больше ты не готов общаться с людьми, которые шутят сексисткие шутки. Или с людьми, которые, находясь на грозовом перевале 25 лет, все еще питают литературные амбиции. Или с людьми, которые ищут духовного просветления через майки с изображением Будды.
Ты не готов общаться с людьми. Любыми людьми.

Чем легче ты ориентируешься в информации, тем сложнее тебе даются контакты с посторонними. Все вокруг кажется чужим, и ты кажешься себе бесконечно далеким от того человека, которого ты представлял на этом месте в детстве. Так ли должна была выглядеть твоя прическа? Такой ли должна была быть твоя манера речи? А лицо? Твои ли это тело вообще?
Ты хочешь вернуться; вернуться в свои шестнадцать, в свои одиннадцать, вернуться в детский лагерь, где ты был счастлив и отсутствие сна ночью воспринималось как приключение. Ты хочешь вернуться в экстатическое переживание первой влюбленности, в переживание первого горя (чувства, которое приелось за все эти годы). Вернуться в состояние бессмысленно бормочущего ребенка, вползти обратно внутрь матки и замереть, надеясь, что теперь тебя оставят в покое.

Во всем этом заметно влияние гена Одиссея: ты раз за разом возвращаешься в место, которое раньше было твоим домом, к людям, которые раньше были тебе близки, но никто из них не в силах опознать тебя . И ты нелепо оглядываешься по сторонам, ищешь подсказки, что делать. Но теперь – ни «Бога из машины», ни указующего перста, ни наставлений родителей.
Ни-че-го.
Каждый сам по себе.


URL записи

@темы: in vino veritas, копипаста

20:09 

laughs but is really sad inside.
III. Пока весь сознательный мир старался оправится после Второй мировой, эти ребята старались оправится от очередного джанкового прихода. В их жизни не было цели, жизнь и была их целью. Завсегдатаи "номера девять по Жил-ле-Кер" умели жить так, как никто не умел; не умели писать так, как никто не умел. Произведения, написанные ради богемной революции в обществе, породили революцию в умах читателей. Они дали понять, что литература никогда не стоит на месте, в ней всегда есть неизведанные поля. Иногда, чтобы найти еще кусочек нового, приходится опуститься на самое дно или, обкурившись гашишем, пойти в Лувр, но на то она и жизнь, чтобы постигнуть все её закоулки и потайные комнаты. Квинтэссенция "разбитого поколения" находится в трех произведениях: "На дороге", "Голый завтрак" и "Вопль". Этот самый гинзебрговский вопль - своеобразный манифест, гимн, ода битничеству. Вы можете не увидеть смысла во всех этих бесконечных иглах и пенисах, но если вам удастся, то добро пожаловать в клуб. В их прозе нет ничего красивого; в их поэзии нет ничего высокого; в их умах нет ничего святого; в их жизни нет цели. Жизнь и есть их цель.



@темы: сидирум, копипаста

a place to stay.

главная