матвей кайнер.
laughs but is really sad inside.
все становится очень плохо.
мне остаются лишь свитера с пингвинами и посты в музыкальных пабликах.
мановская работа по истории горит и полыхает мягко говоря. ноут, н а котором была хоть какая-то работа, куда-то делся, остался линукс убунта и крайне поджимающие сроки. что делаю я? правильно, тухну под музычку и под пледиком. маразм крепчал, ага. в понедельник теоритический тур, во вторник у меня др мать напомнила, а я забыл, а в четверг-пятницу надобно уже сдавать переплетенные работы. шоб этот ман был здоров, ему наше драсьте с кисточкой. у меня только поверпойнт презентация. лень и больное горло, но никак не готовая работа.
здрасьте, маша, я дубровский.

I. Уникальнейшее явление в музыкальном мире или просто Arcade Fire.
Несмотря на все награды и первые строчки в чартах, ни один из альбомов коллектива нельзя назвать апогеем их творчества. Каждая пластинка имеет свое неповторимое содержание. «Funeral» - смерть, «Neon Bible» — Бог, «The Suburbs» — прошлое, а «Reflektor» — это все демоны, страхи и суеверия человечества вместе взятые. Двухдисковое творение под названием «Reflektor» представляет собой ассорти из диско, психоделичного арт-рока, даба, нойза, глэма, мелодичного синти-попа и гаитянских мотивов. Вся эта легкая «кислотность» и танцевальность навеяна работой с Джеймсом Мерфи (LCD Soundsystem). А карнавальность и безумные ритмы туром по Гаити, родине Реджин Шассан. Пластинка охватывает максимальное количество музыкальных стилей, подстраивается под любое состояние и настроение и повествует о прошлом и настоящем одновременно. История Жанны Д’Арк, франко-бразильская кинолента Марселя Камю «Черный Орфей», размышления датского философа Сёрена Кьеркегора «Два века, миф об Орфее и Эвридике (обложка) – лишь малая часть всего того, что повлияло на создание альбома.



II. Дебют норвежских Королей Удобства, название которого задает традицию давать пластинкам антитезные имена.
Этот - "Quiet Is The New Loud". Далее будут "Riot On An Empty Street" и "Declaration Of Dependence". Мягкость звучания данного коллектива поражает своей... м-м-мягкостью! Приятные, незамысловатые, теплые и ламповые аккорды двух акустических гитар легко ложатся на ухо, равно как и утешающий, расслабляющий вокал парней. А лирика, а лирика! Эмоции, так точно переданные словами, не могут не находить отклика даже в самых окаменелых сердцах. Не знаю, почему, но, рефлексируя под норвежский аккомпанемент, мне одновременно с этим хочется качать головой вправо-влево, как маленький ребенок, из-за этих по-своему гипнотизирующих ритмов, которыми славится вся Скандинавия. Также, по абсолютно не понятной мне причине, этот альбом ассоциируется у меня с холодной палитрой синего и белого. Вызывать такую красочную эмоциональную реакцию могут лишь песни, в которые автор вложил всю свою грустящую, меланхоличную душу. Спасибо, Норвегия, за такой инди-дуэт!



III. Пока весь сознательный мир старался оправится после Второй мировой, эти ребята старались оправится от очередного джанкового прихода. В их жизни не было цели, жизнь и была их целью. Завсегдатаи "номера девять по Жил-ле-Кер" умели жить так, как никто не умел; не умели писать так, как никто не умел. Произведения, написанные ради богемной революции в обществе, породили революцию в умах читателей. Они дали понять, что литература никогда не стоит на месте, в ней всегда есть неизведанные поля. Иногда, чтобы найти еще кусочек нового, приходится опуститься на самое дно или, обкурившись гашишем, пойти в Лувр, но на то она и жизнь, чтобы постигнуть все её закоулки и потайные комнаты. Квинтэссенция "разбитого поколения" находится в трех произведениях: "На дороге", "Голый завтрак" и "Вопль". Этот самый гинзебрговский вопль - своеобразный манифест, гимн, ода битничеству. Вы можете не увидеть смысла во всех этих бесконечных иглах и пенисах, но если вам удастся, то добро пожаловать в клуб. В их прозе нет ничего красивого; в их поэзии нет ничего высокого; в их умах нет ничего святого; в их жизни нет цели. Жизнь и есть их цель.



@музыка: we are this planet's kidney stones.

@темы: копипаста, сидирум