матвей кайнер.
laughs but is really sad inside.
III. Пока весь сознательный мир старался оправится после Второй мировой, эти ребята старались оправится от очередного джанкового прихода. В их жизни не было цели, жизнь и была их целью. Завсегдатаи "номера девять по Жил-ле-Кер" умели жить так, как никто не умел; не умели писать так, как никто не умел. Произведения, написанные ради богемной революции в обществе, породили революцию в умах читателей. Они дали понять, что литература никогда не стоит на месте, в ней всегда есть неизведанные поля. Иногда, чтобы найти еще кусочек нового, приходится опуститься на самое дно или, обкурившись гашишем, пойти в Лувр, но на то она и жизнь, чтобы постигнуть все её закоулки и потайные комнаты. Квинтэссенция "разбитого поколения" находится в трех произведениях: "На дороге", "Голый завтрак" и "Вопль". Этот самый гинзебрговский вопль - своеобразный манифест, гимн, ода битничеству. Вы можете не увидеть смысла во всех этих бесконечных иглах и пенисах, но если вам удастся, то добро пожаловать в клуб. В их прозе нет ничего красивого; в их поэзии нет ничего высокого; в их умах нет ничего святого; в их жизни нет цели. Жизнь и есть их цель.



@темы: сидирум, копипаста