23:31 

i hope you never reproduce vol.2

матвей кайнер.
laughs but is really sad inside.
я бы обнял тебя, да ехать с пересадками.
я бы пришел к тебе, да камни на дороге слишком больно впиваются в подошву моих кед, Лицо все в царапинах и крови, на моем к тебе пути слишком много ловушек, камней и пропастей. Между нами, в буквальном смысле, пропасть, и я не могу найти в себе достаточное количество сил, чтобы у меня получилось ее преодолеть. Да и стоит ли оно того?

* * *

Если вы не возражаете, мне нужно в душ, чтобы никто не смог понять, плачу ли я.
Чтобы смазанные лица толпы, которым, на самом-то деле, на меня глубоко наплевать, перестали смотреть на меня как на развлечение, куда они купили самые дорогие билеты. Проходите, не стесняйтесь, вот сейчас, вот прямо сейчас, через сотую секунды он придет к выводу, что не видит ничего хоть немного стоящего, что могло бы убедить его в не-бессмысленности жизни. Какая была цель у Бога, эволюции, Аллаха, Будды, макаронного монстра, когда он нас создавал? И была ли она вообще? А если мы - лишь развлечение богов, неземных существ, кого-то вышестоящего, мы - зверушки, за возможность увидеть чьи мучения многие выложили какие-то свои высшие ценности. дорогая, там человек с моста будет прыгать, давай продадим сына. помнишь тот столовый сервиз, что нам на двенадцатую годовщину подарила тетя Ф.? давай продадим его и пойдем смотреть, как мучается человеческий ребенок, не находя в себе сил для того, чтобы даже встать с кровати на следующий день.

* * *

мы были не более, чем обыкновенными детьми, которым ничего не светило. мы выросли в Норфолке и все, что нам оставалось - глупые шутки про Норфолк. Научный руководитель в университете говорил про Шекспира, чуть не брызжа слюной, дети, не верьте тому, кто так поступил с Отелло, не повторяйте чужие ошибки, а потом будто просыпался ото сна и говорил о Бернсе - я представлял себе шотландские поля, полные вереска, на которых чувствовался запах свободы, но, получая палкой по рукам, напрочь забывал о своих грезах, позволяя себе погружаться в них только в чулане для метел, обнявшись со старым и весьма потрепанным сборником Бернса, от которого пахло вересковыми полями, шерстью собак-пастухов, пергаментной бумагой, от этих книг пахло морем и свободой с большой буквы - временами мне даже хотелось утопиться в этих книгах навегда. Наш научный руководитель терпеть не мог испанцев и тридцатые года, но я взахлеб зачитывался Лоркой и Сернудой, а потом цитировал их ему - и то ли это была магия моего голоса, единственный вид магии, мне подвластный, то ли это была магия испанских мальчишек, то ли научный руководитель просто начал знакомство с не тех испанцев, но факт оставался фактом: я оставался у него после лекций и в перерывах между попытками как-то оформить мою дипломную, он читал мне "романсеро", от которого его странно мутные глаза будто бы прояснялись, а я цитировал ему "руины" и, честно признаться, практически всю жизнь считал это одной из самых лучших вещей, что вообще когда-либо со мной случались.

* * *

я никогда не писал "я" с заглавной, хоть того и требовали правила грамматики, я был слишком ничтожен, чтобы позволить своей руке тратить время на большое 'i', это было бессмысленно и отвращало меня от самого себя. я писал "вереск" с большой буквы, я писал с заглавной "свободу", "крик", "молчание". В общем, то, что имело хоть какое-нибудь значения для меня - в отличие от самого себя, ведь я был совершенно неважен и незначителен.

* * *

Она терпеть не могла галстуки в полоску и тоже никогда не писала свое имя с бльшой буквы, но она ворвалась в мою жизнь, словно шквальный шотландский ветер, о котором я читал в книжке-раскраске, когда был маленьким, она была моим спасением и погибелью, поэтому или не поэтому, но я писал ее имя с большой. К тому же, оно было невероятно красивое и будто таяло на языке, как горький шоколад из Кардиффа или постояннно преследующий тебя аромат рыбы в Ливерпуле. Она носила юбки только в феврале, заявляя, что это память о погибшем друге Фредо, что это ее дань его безбашенности; я, в принципе, не имел ничего против - она была такая красивая, с этими своими непонятно-какого-отттенка волосами, которые в помещении были словно темная вишня, а на солнце отливали медью или червонным золотом; с этими ее непонятно-какого-оттенка глазами, которые были то серыми, то голубыми, как шотландское небо над вересковым полем, то синими, как океан вокруг Леруика или Керкуолла, то зелеными, как свежая, нетронутая человеком, трава в горах, то какими-то медными или даже похожими на бренди - мне постоянно казалось, что, упади она или споткнись обо что-то, то обязательно расплескает все свое волшебство, выльет весь абсент из своего слишком яркого джемпера, расплескает весь бренди из своих прекрасных глаз и волос, что она как-то вся разом сдуется и потеряет все краски, а затем прямо на моих руках распадется на маленькие-маленькие частички и станет лишь серой кучкой пепла, в которой нет-да-нет все же будут мелькать некие радужные всполохи.

@музыка: computer in love by bonaparte.

@темы: в нашем шапито страшно и темно, саймон говорит, добро пожаловать на дно

URL
   

a place to stay.

главная