матвей кайнер.
laughs but is really sad inside.
И мы смотрели с тобой в галереях картины Ван Гога и Эккенфельдера, в наушниках слышалось слово "верь", слово "будь" и "живи", но хотелось услышать "смерть,пожалуйста, приходи". И мы смотрели с тобой на витрины, на солдатиков, сделанных из олова, на чаек, что в конце историй обязательно возращаются к скалам Дувра, на тающие в Арктике льдины, чужие спины с воткнутым в них ножом. И я держал тебя за руку, что была холоднее ночных пустынь, мне казалось, что мир застыл - пока мы изливали друг другу души. Пока in our souls текли Амазонки, Волги, Оби и Миссисипи, а зори здесь были тихими - слышать твой звонкий голос я мог хоть за милю. И я не то, что бы полюбил тебя или что-то вроде, скорее я просто привык (опять!) к тому, что теплота, получаемая мной от тебя, измеряемая в каких-то там единицах, что греет меня по ночам, как давно никто и не грел.
Мысли, едва оформившись, в слова тают на языке. Мне не хотелось быть философом или лингвистом, или поэтом - мне всего лишь хотелось чувствовать твои теплые руки на своей, идти с тобой sidebyside, видеть твои глаза в темноте, как путеводный маяк. Мне не хотелось быть философом или поэтом, или лингвистом, или кем-нибудь там еще - мне всего лишь хотелось жить с тобой вместе, делить на двоих счет за телефонную связь и воду, курить с тобой в подвортне, петь тебе (в том же месте) какие-то псевдо-песни, быть с тобой в непогоду и шквальный ветер, быть котом на твоим коленях и цветком вишни в твоих волосах.
Мне хотелось бы прожить с тобой эту жизнь,во всех ее полосах - черных и белых.

@музыка: Fink – Looking Too Closely

@темы: добро пожаловать на дно, в нашем шапито страшно и темно