laughs but is really sad inside.
Давайте поговорим о том, как я наконец-то люблю людей. И лажать. Второе, наверное, чуточку сильнее и всегда.
Сегодня меня разбудил кот, которому с утра захотелось поорать благим матом, чтобы его выпустили. Долбаный выходной, половина десятого утра, я его там на месте чуть не прирезал. А то что? Орет, как будто его режут, но его никто не резал. Непорядок.



Я уже говорил, что я люблю свой город до боли? Это такая светлая любовь, которая может быть только к городу, это такая светлая любовь, от которой ты бы давно хотел избавиться, но не можешь, и она то ломает тебя изнутри, то дарит крылья - и тебе кажется, будто ты по морю, над морем, неважно, можешь до самой Болгарии как минимум.
А еще на улице очень холодно, но море, кажется, еще не замерзло. В числах шестых-восьмых парило, невероятно красиво, но я, увы, не застал. А сейчас море такое спокойное, как будто знает, что я прихожу к нему за внутренним спокойствием, и у него, даже в шторм, этого добра так много, что море готово со мной делиться. Море вообще готово делиться всем и со всеми, кто его любит и ценит.



Недавно, кстати, открыл эту тему. Я никогда, например, не мог понять людей, которые теряются в Одессе. Ну же, все квадратно-прямоугольное, простое как средний палец и такое же незаменимое, все такое красивое и Одесса, родная, сама выводит тебя туда, куда тебе нужно, туда, где тебя ждут, если вдруг немного заблудился. Сколько себя помню, я всегда чувствовал себя слепым котенком, который тычется в ладонь города за лаской, и город дарил мне эту ласку, город был мне вместо родителя. Одесса, только вслушайтесь, как красиво!... Нужно просто увидеть эту красоту и я стараюсь показать то, насколько прекрасна моя Одесса тем, кто приезжает ко мне, но, то ли я не умею делиться своей любовью (она ведь моя, это единственная любовь, знакомая мне), то ли эти люди слепые и не видят этого, то ли Одесса их боится. Она как дворняга, с которой плохо обращались и, теперь, прежде, чем она сможет найти в себе храбрость, чтобы ткнуться мокрой мордой в твою ладонь, тебе нужно показать, что ты ей не навредишь. Кажется, скоро закончат ремонт на мосту Коцебу и я настолько перевлюбился в Одессу за последние полгода, что пойду кричать с моста, как я ей благодарен за подаренных мне людей, за подаренное мне спокойствие.
За любовь, в конце концов.



На самом деле, я уже насмотрелся на снег, можете его убирать. Я хочу обратно свои брущатые улицы и гул трамвая, я хочу обратно надоедливых туристов на Потемкинской (и чтобы её закончили реставрировать, я соскучился), и да, рано или поздно ты привыкаешь к этим людям, кто знает, может быть одному из них Одесса тоже станет родной. Дидух в Горсаду был настолько страшный, что какие-то добрые люди сделали его исчезнуть. Спасибо, добрые люди.
Я почти не выхожу, но, если выхожу, то мне практически физически грустно от того, насколько редко я бываю снаружи. Я почти не умею нормально отвлекаться, и вместо меня это делают мои люди и мой город.
И если людей я еще найду, наверное, своих, то что делать после поступление, если я таки решу уехать во Львов или Киев, я не знаю.
Придется обклеить всю стену в общаге фотографиями и научиться играть на гитаре, иначе - ни шагу влево, ни шагу вправо.

@темы: я вам не скажу за всю одессу, конфликт отцов и поколений всегда был развит у тюленей, в нашем шапито страшно и темно